Типца Феня (ptfenix) wrote,
Типца Феня
ptfenix

Четверг

ЧЕТВЕРГ

Я спала с корвалолом. Наступило завтра. По команде посредника мы остановились на самом верху нашей собственной улицы и вошли в подъезд нарядного углового дома, проходя мимо которого, я десять лет гадаю: кто же живет в таких домах? Этот дом украшен круглой шахтой молочного стекла, он желтый и розовый, с необычной формы башенкой и балкончиками сплошь в бугенвиллях, с круглым обширным вестибюлем. Деревья возле этого дома - самые высокие, их кроны закрывают балконы второго, а иногда и третьего этажа. Это потому, что дом – один из ветеранов Модиина. Над входом я прочла фирменное клеймо: "Соломон, 1997".

Мы поднялись на лифте на второй этаж, и через крохотную прихожую с окошком вошли в не очень большой уютный салон с одной скошенной стеной, которая придавала ему странное очарование. Я сразу увидела раздвижную дверь в кухню, кухня вообще оказалась треугольной, тоже небольшой, и я стала ломать голову, какой столик можно в нее втиснуть. Что касается ГЦБ, то он почапал дальше, в сторону балкона: дверь туда обнаружилась справа от окна. Балкон опять же оказался небольшим, чуть меньше нашего, метров 7, я думаю. Что с него видно, понять удалось не сразу, потому что почти со всех сторон его обнимали кроны деревьев и бугенвилли. ГЦБ одобрительно поднял брови. Кроме шума деревьев слышалось тут еще что-то, более привычное. Я заглянула за крайнюю ветку с торца, и увидела знакомый, довольно оживленный, по модиинским меркам, перекресток и полукруглый вестибюль сверху. Дальняя от балкона улица с другой стороны еще была украшена пустырем. "Стройка скоро будет" - подумала я.
- А вы комнату-то проскочили, - сказал Посредник.
Оказалось, что непосредственно из маленькой прихожей дверь вправо ведет в прелестную квадратную спаленку с выходом на еще один, совсем крохотный, балкончик - только-только поставить два стула. Я подумала, что Гунька пришла бы в восторг, и двинулась вглубь, к другим спальням.
Первым делом нашла раздельный санузел, что тоже не везде можно увидать, и нормальных размеров служебный балкончик для стиралки. В спальне, увы, балкона не было. Окошком она выходила в тихий двор. Квадратная маленькая гардеробная, сортир с душем. Прямо напротив в коридоре было две двери в две почти одинаковые комнатки, только одна "мамат", а другая нет, то есть, должна была бы стать гошкиной. Я заглянула туда.
Я почему-то не выношу угловых детских. Это странное ощущение холода я, как видно, привезла из Питера своего детства. Кроме того, мне все время кажется, что второе окно поедает дефицитное место у стен. Хотя в Израиле эти окна делают обычно так высоко, что под ними можно что угодно втиснуть. Но я все равно не люблю угловых детских. Спальня моя - пожалуйста, салон - сколько угодно. Но в детской я предпочитаю одно окно. Тут и было одно окно. И в мамате было одно.
- Вы что, думаете, я слепая?! - сердито сказала я Посреднику. - Я прекрасно вижу, что это хорошая квартира. Только вот она маленькая. Но хорошая! Но маленькая. Но хорошая!
- А кстати. Сколько она стоит-то? - вовремя спросил ГЦБ.
Посредник заглянул в бумажку, удивился, снова заглянул в бумажку, и сообщил цену чуть ли не на 15% ниже, чем в среднем стоил весь предыдущий дрек.
"АГА"- сказали мы с петром ивановичем.
Нет, мы не охотники за дешевизной. Но. Но. Но.
- Эта вам маленькая?! Следующая еще меньше будет!!!

А вот и ничего подобного. Меня мало интересуют бумажки, я верю глазам: следующая меньше не была, она была явно больше. Как пространство, она мне понравилась вообще больше всех. Хотя я честно старалась не смотреть: это был третий этаж без лифта. Но как пройти мимо третьего, гостевого, туалета!!! Как не заметить великолепную кухню, пятнадцатиметровый салонный балкон, крохотный "курительный" балкончик в большой уютной спальне!
Питерцы, помните Пять Углов? Угу. В этой квартире, прямо под реутской горкой, окна выходили на все стороны сразу. На две или даже три пыльные улицы, а большой балкон – прямо на странной конфигурации перекресток, с другой стороны которого пыльно почивал какой-то долгострой.
- Что это там? – спросила я, стоя на балконе.
- А, это синагога, - не повышая голоса, ответил мне мужик в кипе, высаживающий хнычущего ребенка как раз возле долгостроя. – У них деньги кончились, ждут, когда появятся.
В соседней долине Хула как раз был какой-то праздник, транспорт заворачивали на обходные пути, и внизу лениво переговаривались трое полицейских.
- Ицик, а когда они закончат? – кричал один явно прямо в окно кухни.
- Еще минут сорок, наверное, - гулко отвечал ему другой, хлопая дверью балкона в спальне.
- А где Хагай? – встревоженно спрашивал третий, видимо, подтягиваясь на решетке большого салонного окна…

- Нннннет, - неуверенно сказала я, и убежала подальше от греха….

- Ну? Что там у вас третья?
- А, ну, это такая типа… Конфетка. Вы вчера повысили немного свой ценовый потолок… Ну вот, поэтому.
Мы долго-предолго ехали вниз по новехонькой долине Ха-Ела. Где-то в конце света мы, наконец, остановились. На перилах балкона висело огромное объявление «ДИРАТ ГАГ».
- Крыша?!
- Крыша, - осклабился посредник, - вы вчера обмолвились… Что нравится…
- Ну, да, - я покосилась на ГЦБ, - кому ж крыши не нравятся…
И вдохнула поглубже.

Я всегда хотела просторов:

Хочу жить просторно, стильно, светло. Чтобы по сверкающим пустым полам носилась Гошка на велосипеде. Чтобы качели на балконе. Чтобы комната-библиотека. Чтобы обеденный стол не заваливать продуктами, игрушками и документами. Чтобы у Гошки отдельная комната, и там валяются игрушки. Чтобы туалет-душ в спальне...
А если нельзя огромный дом, то пусть хотя бы квартира, примерно на 4.5-5 комнат, чтобы расселить девок по отдельным спальням, и чтобы еще чуточку оставалось...


Мечта, так сказать, о пустоте и белизне. Жизнь в бальной зале. Тут как раз я увидела, как это могло бы выглядеть.
Салон был такой просторный и такой открытый, что край его терялся где-то на границе окоема. Где-то по дальней границе этого сияющего пространства поблескивала кухня. Балкончик еще был, метров шесть. Лестница выносила наверх, где в небольшой даже не комнате, а в небольшом выгороженном пространстве – двери там не было – мы с мужем должны были бы спать. Душ, шкафы. Двери – две, одна прямо из спальни, другая от лестницы, чтобы не тревожить нас, - выводили на обзорную площадку в семь сотых гектара. Огромный стол под тентом потерялся на ней, как одинокая шашка на доске. Внизу шелестел парк. Мир спускался на запад, к морю. Синее вечернее небо намекало, что можно различить силуэты тель-авивских небоскребов.
- А в ясную погоду тут море видно, - сказал Посредник.
Увидев, как затуманиваются глазки ГЦБ, я поспешно спросила:
- А стоит это сколько?
Ответ слегка отрезвил его, но меня уже тоже засасывало. И тогда я спустилась. И попросила показать остальные спальни.
Двери прятались в одном коротком коридорчике за лестницей. Одинаковые, все рядом. Средняя – мамат. Две крайние… угловые.

«А как же просторы?» - спросила я себя.

Да. Просторы. Фиг его знает, как жить в этих просторах. Мы на крыше, Гошка внизу. И Гуня рядом со своей толпой?
Я силилась, но не могла себе вообразить. Наша жизнь не лезла в эти просторы, так же, как наш бюджет в эти деньги. Но как мне их хотелось!!!!!

- Это все, что у вас сейчас есть? – спросила я, помня о заданных сроках выезда.
- Все, - твердо сказал посредник.

Когда мы прощались, ГЦБ смотрел на меня слегка испуганно. Финансовый зуд взял верх над балкономанией, и он явно ожидал сражения за семейный кошелек. «Трудно будет убедить», - подумала я, и начала пытаться.

- Как ты понимаешь, - сказала я, - рассматриваться нами как вариант из всех шести могут только две квартиры.
- Угу, - сказал ГЦБ.
- Сегодняшние первая и последняя, - сказала я.
- Угу, - сказал ГЦБ.
«Попробую купить его на престиж»
- Выбор той или иной квартиры принципиально повлияет на сам наш образ жизни, - внушительно сказала я.
"Я хочу менять образ жизни?"
- Угу, - сказал ГЦБ.
- Последняя квартира – это переход на новый уровень, в иной социальный слой! – сказала я.
"Блин, мне это надо?!"
- Угу, - сказал ГЦБ.
- Ты напрасно думаешь, что я не понимаю, как сильно она нас напряжет финансово, - сказала я.
- Угу.
- Она просто выжмет нас досуха, как тот алкаш кота Ваську! - неожиданно для себя ужаснулась я.
"Образно. Убедительно. Слушай, ты в чем его убедить-то хочешь?"
- Угу.
- Но мы станем такими же, как все эти буржуи на крышах с зонтиками…
- Угу.
"Не вдохновляет. Попробуй снова".
- Мы станем нормальным населением этой страны.
- Угу.
- А если мы купим первую квартиру, то финансово этого почти не заметим, - опять неожиданно для себя сказала я.
- Угу.
- Но она маленькая сравнительно.
- Сравнительно, - буркнул ГЦБ со значением.
- Сравнительно, - охотно согласилась я. – А зато у нее очень хороший каблан.
- Это дорогого стоит, - сказал ГЦБ, изумленно глядя на меня. – И место очень хорошее. Но с другой стороны, а почему она такая дешевая? Что-то тут подозрительно....
- Короче. Нам есть о чем подумать.

Тут зазвенело, и в моей трубке возникло хриплое контральто Хозяйки Посреднического Бюро. Сокращенно будем называть ее Контральто.

Персонаж пятый: Контральто
Израильская бизнес-леди лет тридцати, пышногрудая, маленького роста, из одежды – брюки с бретельками и серьга в ноздре. Красивое большое лицо с чувственными и порочными чертами, гладкая прическа. Курит сигареты, говорит низким голосом с трещиной, на все категорические отказы по типу "это невозможно" отвечает: "Ве ма эфшари?" ("А что возможно?")


Я знала, чего она звонит. Я этого звонка ждала уже полдня. Она хотела надавить на меня, чтобы я продавала. Потому что хороший клиент сбежит. А куда съезжать – это будем решать позже. Как же, нашла дураков. Но мне сейчас ей еще нечего сказать было, и я увернулась.

- Не хочу я говорить про это по телефону, - сказала я ей, не дослушав очевидное. – Давай мы подскочим к тебе завтра. Тем более, что мы тут видели интересные квартиры, и может быть, за ночь как-то определимся.
- Аааа...., - сказало Контральто, - В девять? Ну ладно....

И вот мы остались определяться. Мы определялись недолго, и к половине одиннадцатого, когда туман опьянения видами с крыши рассеялся более или менее, мы решили, что та небольшая квартира, которую мы видели первой, решает все наши проблемы. Ну просто вот все.
- Надо же, - нежно сказал ГЦБ, - а я думал, ты...
- Знаю я, что ты думал, - расстроилась я, потому что думал-то правильно. Просто, стараясь выглядеть объективной, я как-то незаметно переубедила сама себя...

Позже на работе я нашла свой файл, куда еще в феврале занесла "пункты соответствия".
Я, холодея, пробежала по ним глазами (не сделала ли глупость?!), и обнаружила, что ВСЕ на месте:
4 спальни и салон – ДА.
если в одном уровне, достаточно 2 ванных, одна в нашей спальне – ДА
не карка - балкон(ы) - ДА
если выше 2 этажа – лифт – ДА
хозбалконы и подсобные помещения, прихожая есть? – хозбалкон, маленькая прихожая
лучше, чтобы была гардеробная комната - ДА
кондиционер – ДА, мини-меркази, как у нас.
лучше кухня отделенная – ДА
относительная изоляция одной из комнат, хотя бы на одном этаже – преимущество - ДА
склад и другие удобства в подъезде – плюс – подъезд шикарный, внизу в подъезде наш склад 9 метров
стоянка или гараж – наша стоянка
место в Модиине - чтобы удобно относительно автобусов – место совершенно идеальное. Тельавивский автобус останавливается через дорогу.
куда выходят окна, шум, и как с комарами и насекомыми – стоят комариные сетки, что же касается шума... то есть немного, ибо улица. Правда, это та же самая улица, на которой мы жили раньше....

Я позвонила маме. Мама была – дело было в четверг - вся в заботах о субботнем пикнике, поэтому чуть чаем не подавилась, когда я сказала ей, что прошу их приехать завтра на посмотр.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments