Типца Феня (ptfenix) wrote,
Типца Феня
ptfenix

Categories:

КАМЕННЫЙ ГОСТЬ

Действующие лица:

Козулин
Мелкий - (сам понимаешь, кто)
Стив - профессор Гросс, человек богатый, но несчастненький, работает у Рувена без зарплаты
Ролинда - (одна жена финансиста, которая за свои денежки "руководила" у нас проектом института "curative movement" - одному Б-гу ведомо, что это такое
Йоси (Миллер),
Ярон (Шур) - более-менее вменяемые представители старшего цевета
Рафи (рав Фоерштайн) - старший сын Рувена, полный идиот, который, по папиному замыслу, "останется в лавочке"
Лорбербойм - один из бесконечной плеяды нанимавшихся Рувеном финдиректоров, самый, наверное, глупый
Венгер - с ним ты знаком. В описываемый момент получал смешную зарплату, ни с кем не общался, в свободное от клиентов время, прилипнув к компьютеру, рисовал букву "щ" (фонты делал). Отличался полным отсутствием способности ориентироваться в пространстве и жуткой манерой смотреть в упор "сквозь человека".

НЕ действующие лица (упоминаемые):

Юсупович - Шуламит, бабуля со средневековым психологическим образованием, завещавшая махону 25000 долларов, и якобы "работавшая" у нас на подхвате. В описываемый момент имела не менее 80 лет от роду
Ишай Шалиф - психолог махона, практикующий также в психологической службе иерусалимского района Ромема.
Итай Зимран - директор михлалы Давид Елин
Гузман - Роман, сотрудник смежного отдела
Нили - Бен Шахар, приближенная и очень толковая сотрудница Рувена, уволенная по подозрению в боковых публикациях
Вилена - придурковатая моя сокурсница, с которой я провела наедине первую бомбежку иракской войны.

Если чего забыла, потом добавлю. Итак,



КАМЕННЫЙ ГОСТЬ
По мотивам произведения А.С Пушкина


Сцена 1. Профессор Козулин и Мелкий.


Профессор Козулин:
Пожрем, покуда пробка. Наконец
Достигли мы Ерусалима. Скоро
Я полечу по улицам знакомым,
За милю огибая наше зданье.
Как думаешь: Не смогут там узнать?

Мелкий:
Уж да, кому ж Козулина признать:
Таких, как он, такая бездна!

Козулин:
Шутишь?
Да кто ж меня узнает?

Мелкий:
Где поедешь,
От этого зависит. Вон Ярон
По Эмек Рефаим коляску тащит,
Пасется Стив в каньон Ерушалаим,
И въезда в город нам не миновать,
А там-то, там: Ишай Шалиф направо,
Итай Зимран налево. Свой же Гузман
С портфельчиком под мышкой и в плаще...

Козулин:
Ну все, заткнись, довольно. Вот же стерва!
Что за беда, хоть и узнают. Только б
Не встретился мне сам Рувен. А впрочем,
Я и Рувена тоже не боюсь.

Мелкий:
А завтра как до Рувена дойдет,
Что Алекс в город уж давно вернулся
А на работу, подлый, не выходит.
Никак, американцам он продался,
На много денег в Джойнт переметнулся
И там IE торгует. Что, скажи-ка,
Тогда с тобой он сделает?

Козулин:
Убьет.
Уж, верно, вслед за Нили не уволит,
Ведь я пока следов не оставляю,
А что работать вовремя не вышел -
- Так я имею право, черт возьми!
Я доложил, что еду к эфиопам,
Оттуда к русским, да хоть к эскимосам!
Нормальным людям в Пурим - выходные!
Поехали, давай, в конце концов! (едут)
Я всю страну объял своей заботой,
Известен от Метулы до Эйлата
Я всей стране!

Мелкий:
Профессор, коли верно
Так и сидел бы ты спокойно там.
Чего в Ерусалим тебе соваться
Во время дня рабочего взбрело?

Козулин:
Слуга покорный! Я ж едва, едва
Не умер там от злости. Что за школы!
Что за фалафель гадостный! А цевет!
А эфиопы? Я не променяю,
Вот видишь ли, дурной ты мой сотрудник,
Последней эфиопки школы Цвия
На тамошних отличниц.

Мелкий:
Ой ли?

Козулин:
Право.
Они сначала нравилися мне
Прическами, тетрадок белизною
Да скромностью - а пуще новизною.
Да, слава богу, скоро догадался -
В них нет мозгов, все куклы восковые;
А наши!... Но послушай, это место
Знакомо нам, узнал ли ты его?

Мелкий:
Как не узнать мне Эмек Рефаим.
Мне памятно: ты наезжал сюда,
А я здесь жил в тревожную годину.
Проклятая, признаться, должность! Ты
Приятнее здесь время проводил,
Чем я, поверь мне!

Козулин:
Бедная Вилена!
Ее уж нет! Как я любил ее!

Мелкий:
Вилену! - депрессивную... о, помню.
Три месяца, нет - больше, я с ней жил!
Как жил - и сам сейчас не понимаю.
Она, едва проснувшись, спозаранку
Про грезы о кремации вещала;
Насилу выжил - а с тебя, как с гуся:
Ты даже подписал ее диплом.

Козулин:
В июле?... Помню. Странную приятность
Я находил в ее печальном взоре
И помертвелых губах. Это странно.
Ты, кажется, ее не находил
Приятным человеком. Мало было
В ней истинно прекрасного. Глаза,
Одни глаза. Да взгляд...такого взгляда
Уж никогда я не встречал. А голос
У ней был тих и слаб, как у больной.
Муж у нее нашел работу быстро,
Теперь иди, ищи их в Ашкелоне...
Узнал я поздно... Бедная Вилена!...

Мелкий:
Что ж, вслед за ней другие были.

Козулин:
Правда.

Мелкий:
А живы будем, будут и другие.

Козулин:
И то.

Мелкий:
Теперь скажи, кого из них
Отыскивать мы будем?

Козулин:
О, Ролинду!!
Я прямо к ней бегу являться.

Мелкий:
Дело.

Козулин:
К ней прямо в дверь - а если кто-нибудь
Уж у нее - прошу в окно прыгнуть.

Мелкий:
Конечно. Ну, развеселились мы.
Недолго нас прошедшее тревожит.
Смотри-ка, кто идет там: Тормози!!!
(визг тормозов)
Надень-ка быстро маску, благо Пурим.
(надевают маски)
Кто к нам суется?

( В окне машины появляется Стив)


Стив:
Он сейчас придет
Сюда. Кто вы? Не люди Лорбербойма?

Мелкий:
Фиг! Сами по себе мы господа.
Мы здесь гуляем.

Козулин:
А кого вы ждете?

Стив:
Сейчас приехать должен Лорбербойм
На гроб бюджета плакать.

Козулин:
Лорбербойм!
Как! Финдиректор! Плакать над бюджетом
Угробленным... не помню, кем?

Стив:
Нахальным,
Бессовестным Козулиным.

Мелкий:
Ах вот как!
Козулина лихая слава, вижу
Распространяется средь населенья.
Кого ни встреть - хвалу ему поют.

Стив:
Он вам знаком, быть может?

Мелкий:
Нам? Нимало.
А где-то он теперь?

Стив:
Его здесь нет,
Он нынче далеко.

Мелкий:
И слава богу.
Чем далее, тем лучше. Всех бы их,
Растратчиков, в один мешок - да в море.

Козулин:
Что, что ты врешь?

Мелкий:
Заткнись ты, я нарочно...

Козулин:
Так похоронен здесь бюджет махона?

Стив:
Здесь; Лорбербойм привез сюда фигуру:
К компьютеру склоненный доктор Венгер,
Окаменевший в этой странной позе.
Он водрузил фигуру на могилу,
И приезжает каждый день сюда
Зарплату уменьшать ему, и плакать.

Мелкий:
Ах, плакать...

Козулин:
Что за странный финдиректор!
Он что, совсем дурак?

Стив:
Нам, волонтерам,
Нет дел до финдиректорских мозгов,
Но лгать грешно: и волонтер не может
В его чудесной дури не сознаться.

Козулин:
Недаром Рувен так его ревнует.
Он Лорбербойма взаперти содержит.
Никто из нас не видывал его.
Я так хотел бы с ним поговорить!

Стив:
О, Лорбербойм с работником наемным
Не говорит.

Козулин:
Ну а с тобой, дружок?

Стив:
Со мной иной расклад: я волонтер.
Да вот и он.

(Входит Лорбербойм)

Лорбербойм:

О Стивен, отоприте.

Стивен:
Сейчас, сеньор мой, я вас ожидал.

(Уходят)

Мелкий:
Ну что, каков?

Козулин:
Его совсем не видно,
Да и не слышно тоже под кипою.
Чуть у-узкий лоб заметить я успел.

Мелкий:
Тебе довольно. Ведь воображенье
В минуту дорисует остальное:
Оно у нас проворней живописца.
Тебе равно, с чего бы ни начать:
Со лба ли, с пяток...

Козулин:
Слушай, Мелкий, знаешь,
Я познакомлюсь с ним.

Мелкий:
Совсем ку-ку!
Нет совести совсем! Бюджет угробил,
Да хочет посмотреть, как тут рыдает
Администратор!

Козулин:
Да уже смерклось.
Пока луна над нами не взошла,
И нам не отключили отопленье,
Пошли-ка.

Мелкий:
Это вице-президент
Боится, что замерзнет в кабинете!
Проклятое житье! Да долго ль будет
Так продолжаться? Право, сил уж нет!


Сцена 2. Совещание у Ролинды.


Йоси:
Клянусь тебе, Ролинда, никогда
Так хорошо ты с ним не говорила.
Как цель свою ты верно поняла!

Ярон:
Как донесла до Рувена! Как точно!

Хаим:
С каким искусством!

Ролинда:
Да, мне удавалось
Сегодня каждое движенье, слово.
Я вольно предавалась вдохновенью.
Слова лились, как будто их рождала
Не память рабская, но сердце...

Йоси:
Точно.
Да и теперь глаза твои блестят
И щеки разгорелись, не проходит
В тебе восторг. Ролинда, не давай
Остыть ему зазря; пиши проекты,
Хоть что-нибудь.

Ролинда:

Подайте мне бумагу!
(Пишет)

Все:
О , brava! brava! чудно! то, что надо!

Йоси:
Благодарим, Ролинда. Ты спасаешь
Нас в трудный час. Ведь наш бюджет погиб.
Твой миллион, твой институт так кстати!
Ты можешь доказать Рувену что-то
Ты можешь объяснить ему... Взгляни:
Сам Рафи тронут, твой угрюмый гость.

Ярон:
Как здорово написано! Пройдет!
Идея чья?

Ролинда:

Козулина, конечно.

Рафи:
Что-что? Козулин!

Ролинда:
Мне ее подбросил
Мой верный друг, мой ветреный наставник.

Рафи:
Козулин твой растратчик и изменник,
А ты, ты дура!

Ролинда:
Ты с ума сошел?
Да я сейчас велю родному мужу
Забрать мильон, хоть ты и Фоерштайн!

Рафи (встает):
Ну, забирай!

Йоси:
Ролинда, перестань;
Эй, Рафи, не сердись. Она забыла...

Ролинда:
Что? что Козулин им писал проекты?
Что никого в махоне не боялся?
Что папочке открыть глаза пытался,
И говорил с ним нелицеприятно?
Я помню все.

Рафи:
Я глуп, что осердился.

Ролинда:
Ага! Сам сознаешься, что ты глуп.
Так помиримся.

Рафи:
Виноват, Ролинда
Прости меня. Но знаешь: не могу
Я слышать это имя равнодушно...

Ролинда:
А виновата ль я, что поминутно
Мне на язык приходит это имя?

Ярон:
Ну, в знак, что ты совсем уж не сердита,
Пиши еще проект.

Ролинда:
Да, напоследок.
Пора, уж ночь. Но что же написать?
А, знаю. Вот.
(Пишет)

Все:
Прелестно, бесподобно!

Ролинда:
Прощайте ж, господа.

Гости:
Прощай, Ролинда.

(Выходят. Ролинда останавливает Рафи)


Ролинда:
Ты... Фоерштайн! Останься-ка пока.
Ты мне понравился; Козулина ты мне
Напомнил, как ничуть не испугался,
Что заберу мильон.

Рафи:
Вот был герой!
Он не боялся?
(Ролинда делает отрицательный знак)
Ну а если два?

Ролинда:
Нет, не боялся.

Рафи:
А теперь боится,
Что без работы будет?

Ролинда:
Что, сейчас?
Не знаю я. Его спроси, попробуй.

Рафи:
Давно хочу. Ролинда, много денег
Есть у тебя?

Ролинда:
Скажу, нагнись ко мне...
(Шепчет ему на ухо)

Рафи:
Богата ты... И даже если мы...
Ну, в общем, ты останешься в махоне,
Богатой ты останешься еще...
Еще.. лет пять иль шесть... Вокруг тебя
Еще лет шесть они толпиться будут,
Тебя ласкать, лелеять и дарить,
Проектами несбыточными тешить
И драться за мильон очередной....
Но день придет, не будет денег боле.
И ты, как все, зарплату получать
Начнешь у нашей Тали. А ведь это
Не самое приятное занятье,
К тому же не бог весть какие деньги.
Тогда - что скажешь ты?

Ролинда:
Тогда? Зачем
Об этом думать? Что за разговор?
Иль у тебя всегда такие мысли?
Приди - открой балкон. Как небо тихо,
Затянутое мартовским туманом,
Луна едва сквозь тучи проглянула,
И легкий ветер снизу, из долины.
А далеко на юге, у Синая,
Быть может, духота невыносима,
И скалы раскаленным жаром пышут, -
А нам какое дело: слушай, Рафи!
Я требую, чтоб улыбнулся ты.
Ну то-то ж!

Рафи:
Ладно, ладно...

(Стучат)

Козулин:
Гей, Ролинда!

Ролинда:
Кто там? Чей это голос?

Козулин:
Отопри...

Ролинда:
Ужели!.. Боже!

(Отпирает двери, входит Козулин)


Козулин:
Здравствуй...

Ролинда:
Алекс! Ты!

(Ролинда кидается ему на шею)

Рафи:
Козулин! Ба!

Козулин:
Ролинда, милый друг!
Кто у тебя сейчас, Ролинда?

Рафи:
Я,
Я, Рафи.

Козулин:
Вот нечаянная встреча!
Мы сможем все спокойно обсудить,
Я завтра весь к твоим услугам.

Рафи:
Нет!
Теперь - сейчас.

Ролинда:
Ах Рафи, перестаньте.
Вы не на улице - вы у меня -
Извольте выйти вон.

Рафи (ее не слушает):
Я жду. Ведь здесь
Твои бумаги.

Козулин:
Ежели тебе
Не терпится, изволь.

(Достает пару отчетов)


Ролинда:
Ай, Алекс! Ай!

(Прячется за стул. Рафи читает и выбегает, схватившись за голову.)


Козулин:
Вставай, Ролинда, кончено.

Ролинда:
Что там?
Сбежал? Прекрасно! Прямо от меня!
Что делать мне теперь, скажи, начальник?
Как я Рувену объясню?

Козулин:
Быть может,
Он отойдет.

Ролинда (смотрит в окно):
Ну да! Гляди, проклятый,
Как он бежит по улице, шатаясь,
Грузовики расталкивая пузом:
Совсем поехал – каково?

Козулин:
Что делать?
Он сам того хотел.

Ролинда:
Ах, Алекс, Алекс!
Досадно, право. Вечные скандалы -
А все не виноват. Откуда ты?
Давно ли здесь?

Козулин:
Я только что приехал,
И то тихонько - чтоб не знал Рувен.

Ролинда:
И вспомнил сразу о curative movement?
Что хорошо, то хорошо. Да полно,
Не верю я. Ты что-то хочешь, только
Пока не говоришь.

Козулин:
Ах, нет, Ролинда.
У Мелкого спроси, и ты поверишь.
Как въехали мы с ним в Ерушалаим,
Так только о тебе и говорим.
Давай... скорей... работать!

Ролинда:
Друг ты мой!
Постой... а Рафи? тут его проект...

Козулин:
Давай его - я завтра рано-рано
Его оставлю на столе Рувена.
А кто найдет, тому хвороба.

Ролинда:
Только
Смотри - чтоб не увидели тебя.
Как хорошо ты сделал, что явился
Одной минутой позже! У меня
Весь старший цевет заседал. И только
Что вышли вон. Когда б ты их застал!

Козулин:
И заговор давно у вас, Ролинда?

Ролинда:
Чего? Ты, видно бредишь.

Козулин:
А признайся:
Кому еще ты деньги раздавала?

Ролинда:
А у кого еще просил ты денег?

Козулин:
Скажи... Нет, после переговорим!


Сцена 3. Монумент Венгера.

Козулин:
Все к лучшему: нечаянно обидев
Меньшого Фоерштайна - здесь сижу
И вижу каждый день я Лорбербойма.
И, кажется, я им замечен. Раньше
Чинились мы друг с другом; но сегодня
Впущуся в разговоры с ним; пора.
С чего начну: «Дай денег»... или нет:
«Нет денег»... ба! Что в голову придет,
То и скажу, без предуготовленья,
Импровизатором больших свершений:
Большой проект побелки эфиопов,
Большая дезинсекция от русских,
Расширимся... Пожертвованья будут...
Ну, в общем, я найду, чего сказать.
Пора б ему приехать. Без него
Я думаю, скучает доктор Венгер
С тех пор, как здесь к компьютеру прирос.
Окаменев, он выглядит солидно:
Какая мощь! Какой напряг во лбу!
А, быв живым, он мал был и тщедушен
Хоть горд и смел, и дух имел суровый.
Живому-то ему и Лорбербойм
Не очень-то зарплату бы уменьшил...
А! вот и он.
( Входит Лорбербойм)


Лорбербойм:
Опять он здесь. Приятель,
Я отрываю вас от размышлений -
Простите.

Козулин:
Я просить прощенья должен
У вас, сеньор. Быть может, я мешаю
Печали вашей вольно изливаться.

Лорбербойм:
Ну, милый мой - не в тягость вовсе вы.
Чего рыдать о том, чего уж нету?
Напротив, мне составите компанью
И можно поболтать о грешном мире.

Козулин:
Мне, мне возможно ль вас развлечь беседой!
Я не достоин участи такой,
Я не дерзну устами дилетанта
Оспаривать ваш просвещенный взгляд.
Я только издали с недоуменьем
Смотрю на вас - как много вы скромны!
Как вы перед статуею смиренны!
В то время, как в подвластном институте
Давно отключен свет и телефон -
О, это ль не смирение! - мне мнится -
Гробницу эту ангел посетил,
Который чужд сует и чужд тщеславья,
Стремится только к совершенству духа,
И не нужны ему блага земные,
И деньги не нужны. Счастлив же он.

Лорбербойм:
Какие речи - странные!

Козулин:
Простите?

Лорбербойм:
Мне... вы забыли.

Козулин:
Что? что я всего лишь
Сторонний и прохладный наблюдатель?
Что безразличны мне дела и деньги?

Лорбербойм:
Мне показалось... что-то не пойму...

Козулин:
Ах, вижу я: вы все, вы все узнали!

Лорбербойм:
Что я узнал?

Козулин:
Так - я не волонтер.
У ваших ног прощенья умоляю.

Лорбербойм:
О боже! встаньте, встаньте. Кто же вы?

Козулин:
Несчастный, жертва сокращенья штатов.

Лорбербойм:
О боже мой! и здесь, при этом гробе!
Подите прочь.

Козулин:
Минуту, Лорбербойм
Одну минуту!

Лорбербойм:
Вдруг услышит кто?

Козулин:
Да здесь закрыто все. Одну минуту!

Лорбербойм:
Ну? Что? Чего вы требуете?

Козулин:
Денег.
Я получить мечтаю пицуим,
Положенные мне по всем законам,
Не маленькие, кстати. Оттого
В махоне заодно отключат воду,
И выбросят на улицу всю мебель,
А я куплю домишко на Багамах,
И буду жить, и загорать на пляжах,
Про этот институт забуду думать,
И в ус не дуть.

Лорбербойм:
Вы не в своем уме.

Козулин:
Или желать
Расчета, Лорбербойм - безумства признак?
Когда б я был безумен - я б хотел
Остаться в институте, я б стремился
Склонить и вас к великим дерзновеньям,
Когда б я был безумец - я бы днями
Вас осаждал, я б вам писал проекты,
Я б убеждал вас - вы на все способны,
Великий вы у нас администратор.
Когда б я был безумен, я б пытался
Спасти и нас, и вас. И уж не стал бы
Страдать в безмолвии.

Лорбербойм:
И так-то вы
Молчите?

Козулин:
Случай, только странный случай
Увлек меня - не то б вы никогда
Моей печальной тайны не узнали.

Лорбербойм:
И замыслы сии давно у вас?

Козулин:
Давно или недавно - что за важность?
Но с той поры лишь только знаю правду
И нашу цель. И только с этих пор
Я понял точно, как нам делать дело.

Лорбербойм:
Подите прочь - вы человек опасный.

Козулин:
Опасный! Чем?

Лорбербойм:
Я слушать вас боюсь.

Козулин:
Я замолчу - но не спешите вы.
Уж раз случилось - я сказал вам правду -
Подумайте, быть может, вам полезно.
Я не питаю дерзостных надежд,
Я ничего не требую, но может
Вам что-нибудь захочется спросить...
А вдруг?...Быть может?

Лорбербойм:
Нет, подите прочь.
Таким речам безумным здесь не место.
Однако вот... Ко мне придите завтра.
И если так же будете тактичны,
Я вас приму. Но вечером, позднее,
Чтобы никто из цевета не видел -
А то ведь толки...

Козулин:
Ангел, Лорбербойм!
Утешь вас бог, как сами вы сегодня
Утешили несчастного страдальца.

Лорбербойм:
Подите ж прочь.

Козулин:
Еще одну минуту...

Лорбербойм:
Нет, видно мне уйти... К тому ж сниженье
Зарплаты Венгеру мне в ум нейдет.
Она и без того мала чрезмерно.
А Венгеру и без меня не скучно.
Он - каменный. Вы развлекли меня
Речами светскими; от них уж ухо
Мое давно отвыкло - завтра
Я вас приму.

Козулин:
Еще не смею верить
Не смею счастью моему предаться...
Я завтра вас увижу! - и не здесь!
И не украдкою!

Лорбербойм:
Да, завтра, завтра.
Как вас зовут?

Козулин:
Меня? Э... Юсупович.

Лорбербойм:
Прощайте, Юсупович.

(Уходит)

Козулин:
Мелкий!! Мелкий!!!

(Входит Мелкий)

Мелкий:
Что ты орешь?!

Козулин:
Ах,милый, милый Мелкий!
Я счастлив!... Завтра - вечером позднее..
О Мелкий, завтра, завтра - приготовь...
Я счастлив, как ребенок!!!

Мелкий:
С Лорбербоймом
Ты говорил? И что? Он идиот?
Он рассказал тебе, кого уволят?
Сказал, что всем зарплату не дадут?
Да говори же ты, вот бестолковый!

Козулин:
Нет, Мелкий, нет! Он время мне назначил
Секретно совещаться!

Мелкий:
Да неужто!
Да, таковы все финдиректора!

Козулин:
Мерзавец, Мелкий! Ты меня не ценишь!
Я петь готов! я рад весь мир обнять!

Мелкий:
А что об этом скажет доктор Венгер?

Козулин:
Ты думаешь, обидится на нас,
Что о его зарплате не хлопочем?
Уж верно нет; он человек разумный,
И присмирел с тех пор, как тут сидит.

Мелкий:
Нет. Посмотри-ка на его статую.

Козулин:
Что ж?

Мелкий:
Кажется, на нас она глядит
И сердится.

Козулин:
Давай, сходи-ка, Мелкий
Проси его пожаловать ко мне -
Нет, не ко мне, а к Лорбербойму. Завтра.
Он не найдет - а шутка хороша.

Мелкий:
Звать Венгера - в неведомое место -
Окаменевшего? Да ты убийца, шеф.
Зачем тебе такое?

Козулин:
Да уж верно
Не для того, чтоб он там говорил.
Ему давно полезно прогуляться.
Проси его ты завтра к Лорбербойму
Прийти попозже вечером и стать
У двери на часах.

Мелкий:
Ты точно псих!
Ну право, что за шутки. Святотатство.
С такой зарплатой тут окаменеешь.
Что ты пристал?

Козулин:
Ступай же.

Мелкий:
Но...

Козулин:
Ступай!

Мелкий:
Эй, Саша, Саша Венгер! Ну послушай,
Начальник мой, Козулин, приглашает
Тебя прийти... Ей-богу, не могу.
Мне страшно. Вон как смотрит!...

Козулин:
Щас как дам!

Мелкий:
Профессор мой, Козулин, завтра просит
Тебя прийти попозже к Лорбербойму
И стать у двери...
(Венгер кивает головой)
Ай!

Козулин:
Что там?

Мелкий:
Ай, ай!
Ай, ай, умру! Не верю!

Козулин:
Что такое?

Мелкий (кивая головой):
Да Венгер-то!

Козулин:
Что ты башкой трясешь?

Мелкий:
Не я, а он!

Козулин:
Какой ты вздор несешь!
Он занят, и не слышит ни бельмеса.

Мелкий:
Попробуй сам.

Козулин:
Ну ладно, идиот.
(Венгеру)
Эй, Венгер, я прошу тебя прийти
На совещанье наше с Лорбербоймом,
И возле двери нас посторожить.
Что, будешь?
(Статуя кивает опять)
Ни фига себе!

Мелкий:
Ага!
Видал теперь?! А я что говорил!

Козулин:
Да ну, мираж. Пошли уже отсель.


Сцена 4. Кабинет Лорбербойма.

Козулин и Лорбербойм.

Лорбербойм:
Ну, Юсупович, я вас принял; только
Учтите: я печальный собеседник.
Возможностей немного у меня,
И помню я последние потери.
Что ж вы молчите?

Козулин:
Жду я указанья.
Я перед вами, я готов ответить
За все свои дела, и вам представить
Проекты несказанной глубины.
Здесь есть такие замыслы и планы!
О них и сам Рувен пока не знает.
А вам я их представлю.

Лорбербойм:
Юсупович,
Не страшно вам, что я вас заложу?
Рувену расскажу?

Козулин:
Чего бояться?
Он все равно не помнит ни фига.

Лорбербойм:
Нет, Юсупович. Говорите смело.
Даю вам слово, это между нами.
Я слышал от него неоднократно
Что Юсупович - самый дельный малый,
Что он сотрудник умный и способный,
Хотя и молодой.

Козулин:
Благодарю!
Смотрите же, вот план переустройства.
Вот черновик письма миллионерам,
А вот секретный список увольнений,
Перестановок остроумный план.
Вот ряд каналов в самых разных фондах
И темы принимаемых проектов,
Я это все могу осуществить!
Увы - судьба сулила мне иное.

Лорбербойм:
Кончайте, Юсупович: я грешу
Вас слушая: я слушать вас не должен.
Администратор должен быть покорен
Рувена воле. Как он верит мне!
Уж верно, он не думает плохого.
Меж нами нет и тени недоверья,
Поверьте.

Козулин:
Лорбербойм, не мучьте сердца
Мне вечным поминанием Рувена.
Уж право, полно вам меня казнить,
Хоть казнь я заслужил, быть может.

Лорбербойм:
Чем же?
Ведь это все - разумные проекты,
Не правда ли? И мне их показав,
Вы предо мной и перед делом правы.

Козулин:
Пред вами! Боже!

Лорбербойм:
Разве вы виновны
Передо мной? Скажите, в чем же?

Козулин:
Нет,
Нет, никогда.

Лорбербойм:
В чем дело, Юсупович?
Вы предо мной неправы? В чем, скажите?

Козулин:
Нет! Ни за что!

Лорбербойм:
Ну странно, Юсупович:
Я вас прошу, я требую.

Козулин:
Нет, нет.

Лорбербойм:
И это образцовый подчиненный!
Как вы со мной сотрудничать хотели,
Когда у вас одни увертки? Ну же,
Я, Юсупович, рассержусь. Ответьте:
В чем предо мной виновны вы?

Козулин:
Не смею
Вы ненавидеть станете меня.

Лорбербойм:
Нет, нет. Я вас заранее прощаю.
Но знать желаю...

Козулин:
Не желайте знать
Ужасную, убийственную тайну.

Лорбербойм:
Ужасную! Вы мучите меня.
Я страх как любопытен - что такое?
Я никого особенно не знаю,
По мне - все одинаковы вы здесь.
Кто может быть мне тут антипатичен?
Ну разве тот растратчик пресловутый -
Один и есть.

Козулин (про себя):
Идет к развязке дело. (ему):
Скажите, босс: а этот вот Козулин
Он вам знаком?

Лорбербойм:
Да нет, пока что нет.

Козулин:
Вы злитесь на него?

Лорбербойм:
Ну как, я ж должен...
Но вы отвлечь стараетесь меня
От моего вопроса. Юсупович,
Я требую...

Козулин:
Что, если б к вам Козулин
Явился в кабинет?

Лорбербойм:
Да я б мерзавца
Уволил бы немедленно!

Козулин:
О, босс!
Где ваш приказ? Пишите.

Лорбербойм:
Юсупович!
Что вы?

Козулин:
Моя фамилия - Козулин.

Лорбербойм:
О боже! нет, не может быть, не верю.
(крестится)

Козулин:
Вы иудей.

Лорбербойм:
Ах да, пардон. Забыл.

Козулин:
Козулин я!

Лорбербойм:
Неправда!

Козулин:
Я растратчик!
Я делал это все - и не жалею!
Поскольку делал правильно.

Лорбербойм:
О нет!
Что слышу я! Нет, нет, не может быть!

Козулин:
Козулин я. Давай кончать базар.

Лорбербойм (падая):
Где я? Зараза... Нитроглицерин...

Козулин:
Ну вот еще... А выглядит здоровым.
Эй, босс, очнитесь... Ну беседер, ладно,
Я Юсупович, только не вались.

Лорбербойм (слабо):
Подите вон. Растратили вы все,
А дурите мне голову по новой...
Ну, что еще?

Козулин:
Хоть я проблем не делал,
Я их готов решить. Скажите лишь,
Нас, русских, много...

Лорбербойм:
Да, Козулин крут.

Козулин:
Не правда ли - он был описан вам
Бездельником корыстным? Лорбербойм,
Они, пожалуй, правы: я корыстен,
Я был корыстен. Свой любил отдел,
Любил свою науку. Но недавно
Мне кажется, я весь переродился.
Стремлюсь помочь родному институту
Затем и к вам пришел. И вот он весь.

Лорбербойм:
Козулин - демагог, я это знаю,
Слыхал я: очень хитрый искуситель.
Вы, говорят, отличный вымогатель.
И сколько раньше финдиректоров
Втянули в авантюры вы?

Козулин:
Доныне
Я целей не преследовал святых.

Лорбербойм:
Ну, насмешил! Неужто я поверю
Козулину, что он теперь хороший,
И новой жертвы он во мне не ищет!

Козулин:
Когда б я вас обманывать хотел,
Признался ль я, сказал бы я то имя
Которого не можете вы слышать?
Где ж видно тут обдуманность, коварство?

Лорбербойм:
Вас черт поймет! - Как вы сюда пришли?
Ведь вас Рувен, неровен час, увидит -
Скандал устроит, может и прогнать.

Козулин:
Да ладно уж. Кого страшит изгнанье,
Когда возможны вещи пострашнее.
Ведь кризис-то - финансовый!

Лорбербойм:
Но как же
Отсюда выйти вам, неосторожный!

Козулин:
Так вас заботит мой рабочий статус!
И безопасность! Ненависти нет
В душе у финдиректора, я вижу?

Лорбербойм:
Да не могу я вас возненавидеть...
Однако вам пора и уходить.

Козулин:
Когда ж опять мы встретимся?

Лорбербойм:
Не знаю.
Я не решил.

Козулин:
Так завтра.

Лорбербойм:
Где же?

Козулин:
Здесь.

Лорбербойм:
Козулин, я уж стал авантюристом.

Козулин:
Сотрудничества в знак - пятнадцать тысяч...

Лорбербойм:
Пора, поди.

Козулин:
Всего пятнадцать тысяч...

Лорбербойм:
Какой ты неотвязчивый! возьми.
Что там за стук? Козулин! Исчезай!

Козулин:
До завтра же, мой мудрый финдиректор.
(Уходит и вбегает опять)
А!

Лорбербойм:
Что такое? А!

(Входит каменный Венгер с компьютером)

Венгер:
Я на зов явился!!!

Козулин:
Уй, Лорбербойм!

Венгер:
А это кто такой??!!!
Что, страшно??!! Дай зарплату!!! Да побольше!!!

Козулин:
Не страшно вовсе. Я позвал тебя,
И очень рад, что ты не заблудился.

Венгер:
Тогда пожми мне руку!!!

Козулин:
Вот она....
Да не дави так сильно, ты взбесился!
Куда ты тащищь?Мне и тут прекрасно!
Я не хочу! Я не хочу на волю!!!!

(Исчезают)
Tags: РозыПодСнегом, капуста, проба_жанра
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments