Типца Феня (ptfenix) wrote,
Типца Феня
ptfenix

  • Mood:

…МНЕ ЧЬЕ-ТО СОЛНЦЕ ВРУЧЕНО…

Незнакомка?

…Она носит черное вязаное пончо с кистями, загадочно облегающее узкие хрупкие плечи.
Она стройная, гибкая и грациозная, и у нее высокая нежная шея.
Она верит, что Б-г есть, и не стесняется это декларировать.
Она умеет цивилизованно конфликтовать, умеет и договариваться, находя компромиссы.
Она любит свечи и зеркала, и иногда рисует на полу магические знаки.
У нее изысканный профиль и нос с горбинкой.
У нее сонм подруг.
Она обожает не по-размеру большие рубашки и майки, ковбойские шляпы, ремни с пряжками.
Она не любит сливочное масло и не переносит грибы, зато обожает консервированного тунца, пиццу и карамельки чупа-чупс.
Она носит на запястье бисерную фенечку…

…Я часто пытаюсь рассмотреть эту девушку. Мне интересно, откуда она взялась. Мне непонятно, как она получилась. Я пытаюсь ее опознать, смутно догадываясь, что мы знакомы…

Она маленького роста – всего метр 57, и мечтает еще хотя бы немножко подрасти.
Она слушает Моцарта, Битлз, классическую гитару и неизвестные мне современные инструментальные группы, израильские и канадские.
Она плачет, когда вспоминает недавно умершего прадеда.
Она не хочет жить в Канаде. Говорит, что там очень скучно.
Она мечтает иметь черные прямые волосы - вместо роскошной светло-каштановой копны, которую забирает в классический пучок на затылке.
Она категорически отказывается проколоть уши.
Она учится играть на гитаре, и уже умеет наиграть «Ваше благородие, госпожа удача».
Она прочла на иврите Толкиена и «Мастера и Маргариту», а «Графа Монте-Кристо» и Конан-Дойля - по-русски.
Она читает на иврите толстые хрестоматии по истории психологии.
Она возможно, захочет быть психологом. Может быть, судебным.

История ее короткой пока жизни непроста. Никто пути пройденного у нее не отнимет. Но растерянная я никак не возьму в толк: откуда он взялся - этот путь, отдельный, сложный, почти настоящий?…

…Когда ей исполнилось восемь лет, у нее появилась старшая сестра. Это не описка. Старшая.
Она изо всех сил любит своего брата и двух сестер, и никогда не останется одна на свете.
В восемь лет она водила пароход, а в девять – дирижировала симфоническим оркестром.
Она сменила шесть детских садов и пять школ, и не существует такого детского коллектива, - в этой стране, конечно, - который она не смогла бы «построить» под себя.
Она видела Вашингтон, Иерусалим, Париж, Оттаву, Нью-Йорк, Лондон, Тель-Авив, Торонто, Питсбург, Прагу и Монреаль. Но не видела Ленинграда.
Она на год отставала от своего класса по французскому языку, но очень скоро догнала до стабильного максимального балла.
Ей трудно читать по-русски, но она любит слушать.
Она хорошо умеет формулировать мысли на бумаге, и даже иногда пишет мне письма по-русски, но в них немеряно грамматических ошибок.
Она пишет рассказы на иврите, а ее лучшая подруга пишет стихи, которые я иногда перевожу на русский.
Она пытается переводить на иврит мои стихи и сказки…

С ней не так-то просто поладить. Есть вещи, в которых она совершенно не готова к компромиссу. Это получается у нее так взросло, что я вздрагиваю, обнаружив в том же человеке массу детского…

…Она категорически отказывается поставить у себя в комнате компьютер с интернетом.
Она до сих пор отстреливается от поклонников с балкона из водяного пистолета.
Она отказалась называть дедушкой отца своего папы. Он ею никогда не интересовался.
Она считает, что ее другой дедушка в четыре раза лучше, чем самый лучший из всех остальных дедушек на всем белом свете.
Она старается мне помогать и умеет быть благодарной.
Она до сих пор любит спать в пижаме.
Она лучшая ученица школы по истории и программированию, но ни то, ни другое она не хочет брать в багрут.
Она до сих пор не умеет глотать таблетки и пьет лекарства в виде детских сиропчиков.
Она всегда запирает дверь в ванную и я за последние три года ни разу не видела ее даже в нижнем белье.
Внезапно разбуженная, она ничего не соображает….

Живет она рядом со мной, и мы все чаще разговариваем за жизнь… Куда деваться: жизнь ее кипит вокруг меня, а иногда даже непосредственно у меня на голове… Самая обычная жизнь для человека в ее возрасте…

Она самая красивая и самая умная девочка в своем математическом классе.
Она консультирует полкласса по математике, причем делает это по ночам с домашнего телефона.
Ей все время звонят мальчики и стесняются.
Один мальчик «работает у нее будильником» – звонит ей и будит по утрам. С этим мальчиком она часто разговаривает по-английски.
Мальчики работают бебиситтерами, а на вырученные деньги дарят ей умные книжки и глупые побрякушки.
Ее уважает самый умный мальчик в школе.
На последний Пурим она нарядилась викторианским Мистером Смитом, а ее лучшая подруга была Миссис Смит. А ведь всего два Пурима назад она была вампиром, один Пурим назад – хиппи с фиолетовыми волосами.
Она обожает вечера, когда дома только свои, но не очень усталые, когда веселье, визг, куча-мала, вкусности, беготня на четвереньках, илюшкины околонаучные обзоры и разговоры по душам.
Она любит тихонько трогать спящую Гошку.
Ей скоро исполнится 15 лет…

Мы обсуждаем с ней полушарную асимметрию и наполеоновские войны, современность фрейдизма и историю пирамид. Мы мечтаем поехать в длинное-длинное путешествие по маршруту давным-давно сделанного вместе полудетского школьного проекта: в Венецию, потом в Амстердам, потом в Санкт-Петербург, где она родилась…

Конечно, она совсем не такая, как я. В ней столько странного и чужого! Но эта девушка меня не раздражает. Она мне нравится. Мне кажется, что раньше мы не были знакомы. А теперь вот встретились, и нам есть о чем поговорить.

Интересный получился персонаж. Удивительно. Моя взрослая маленькая дочка.

Tags: Гунька_2004
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →