Типца Феня (ptfenix) wrote,
Типца Феня
ptfenix

БЛАГОДАТЬ

(Тут у меня рассказ получился. Или не совсем рассказ. Сама не знаю, по-моему, это начало без середины и конца. Но я чего-то не знаю, что там дальше должно случиться. Может, есть идеи? :))) Объявляю мозговой штурм.)
-------------------------

1
- ....И мелкий шрифт, - наставительно сказал Белый Чертик. – Внимательно, все абзацы. Прежде чем подписывать.
- А как подписывать? Кровью?... – испугалась Виолетта.
Чертик скривился, голубые рожки шевельнулись обиженно:
- Ну вот еще. Этот антураж - конкурентам. Наша контора, - чертик приосанился, - выше кича!! Подпись – образец ДНК, и только. Плюнешь на перо.
Перо было, кстати, гусиное. Ну, наверное гусиное, Виолетта не разбиралась.
- Тааак..., - она снова перекрутила свиток на начало, - что я тут упустила... "Благодать работает один раз ежесуточно, в течение..." ага, ну, пятнадцати минут....
- Не пятнадцати! – крикнул Белый Чертик возмущенно, - Вот вечно так!!!!.... Не пятнадцати, а четырнадцати минут сорока семи секунд!!!... А потом свалится кто-нибудь с высоты пятого этажа, а нам жалобы!!!
- Ну ладно, ладно, - Чертик так порозовел, что Виолетта перепугалась, - я поняла, дальше.... Так.... Пожизненно, безвозмездно, в порядке благотворительного эксперимента... Новые сутки начинаются в полночь по местному времени.... А если на зимнее перейдут?
- Ничего, контора в курсе. На кольце видно будет, заряженный камень меняет цвет.
- Угу.... Так.... Любое пожелание относительно своего и только своего организма.... Включая внешность, особые способности, и даже, в порядке бонуса от фирмы, влияние на окружающих... Это что значит?
- Который пункт непонятен? – осклабился Чертик и притопнул белым копытцем.
- Могу стать, например, блондинкой двухметрового роста?
- Да, конечно, - чертик захихикал, - На четырнадцать минут сорок семь секунд.
- Ой.... И нафига это мне?
- Вот и я не знаю, нафига это тебе.
- Гм.... Летать могу?
- Вы маньяки, - убежденно сказал чертик. – Это ВСЕГДА спрашивают по второму пункту. ВСЕ. Загадочное племя. Можешь. Четырнадцать минут сорок семь секунд. Хоть облетайся. Только с пятого этажа не грохнись от радости. Когда время выйдет.
Виолетта подумала.
- Нет, этот пункт интересный. Скажем, могу, чтобы пальцы стенку протыкали?
- Ага! – Чертик обрадовался. – Вот лучше уже. Ты технарь?
- Я программист. Базы данных.
- Ну более такой позитивный вариант, инженерный. Еще вопросы?
- ....Голосом убивать окружающих?
- Можешь даже взглядом, кровожадная ты наша.
- ...Бегать со скоростью звука?
- Пожалуйста, а нафига? Нуль-транспортировка лучше.
- Ух ты, это класс, - Виолетта подумала еще, - Быть неуязвимой?
- Можно быть проницаемой. Можно, чтобы пули отскакивали. А вот если выпить яд, то через четырнадцать минут сорок семь секунд....
- Поняла, поняла, все.... Вот насчет третьего пункта.... Что за бонус про влияние на окружающих?
- На тех только, кто тебя видит, имей в виду.
- В смысле – видит? На каком расстоянии?
- Не помню.... метров двадцать, кажется, в спецификации, посмотри пятый параграф курсивом, там есть табличка технических характеристик. А что, тебе мало? - Чертик напыжился от обиды и начал откровенно соблазнять: – Можно заказать страх. Все вокруг будут тебя бояться до судорог. Ты им будешь казаться... ээээ.... в общем, казаться страшной. – Чертику явно хотелось казаться страшным.
- Да зачем мне пугать людей-то?
- Ну не знаю, хулиганов отгонять? А? Или, например, смех. Или...
- Или любовь?! – завопила догадливая Виолетта.
- Все бабы дуры, - убежденно сказал чертик, - кстати, имей в виду: это бета-версия, очень ограниченная по формулировке: "хочу внушать" – и дальше чувство, какое надо тебе. Кроме того, у нее баг встроенный: почему-то это чувство.... в общем, оно сохраняется. Не навсегда, наверное.... мы не проверяли... захочешь – проверь сама!
- Так это ж хорошо! Кому нужны чувства на 15 минут?!
- На четырнадцать минут сорок семь секунд!!!.... Гм, кому нужны.... ну я не знаю.... Смотря какие.... Во всяком случае, я тебя обязан предупредить, я и предупредил. Не исчезает автоматически. Где-то что-то не обнуляется. Юзер сам должен... гм.... как-то выкручиваться. Найти проблему не можем... пока.... Поэтому вот и раздаем.... в качестве бонуса.... Берешь?
- Еще бы, - Виолетта потерла руки, - дальше что?
- Просмотрим сейчас. Так.... Кольцо-активатор носится на левой руке, палец по выбору, делается невидимым по желанию юзера, не ощущается, не снимается.... Отказ не предусмотрен.....
- А если я не захочу продолжать?
- Ну так не используй, кто тебя заставит? – Чертик улыбнулся так широко и честно, что Виолетта сразу заподозрила подставу. Но в чем подстава, понять было невозможно.
- .... Заряженный активатор имеет зеленый цвет камня, разряженный – красный..... Чтобы задействовать порцию благодати, нужно приложить активатор камнем к левому виску. Формулировка благодати должна быть произнесена вслух, или написана\напечатана на любом носителе и находиться в момент активации перед глазами юзера. Если формулировка неправильная...
- Что значит "неправильная"?
- Да люди дураки, - Чертик поморщился, - чего только не формулируют. "Пусть этого придурка разнесет в клочки". А?! Хорошенькая благодать!!! Вот закажи себе когти, как у Фредди Крюгера, - и сам эти клочки делай, кретин. А потом с полицией объясняйся. ТОЛЬКО НА СЕБЯ можно заказывать, ясно? .... Продолжаем. Если формулировка неправильная, камень активатора станет желтого цвета. Таковым он будет в течение четырнадцати минут сорока семи секунд, после чего вернется в активное состояние.
- О! – поразилась Виолетта.
- Да, мы за идиотизм пени не берем. Только отсрочка, чтобы думали головой. .... Если формулировка правильная, и благодать снизошла, на время действия благодати камень станет ярко-синего цвета. В течение последних сорока семи секунд действия благодати камень теряет синеву, медленно переходя через фиолетовый к красному цвету.... Проверяйте, короче, колечко в процессе парения под облаками, а то шмякнетесь. Вроде все....
- Как все? – удивилась Виолетта, - а секретность?!
- Чегооо? – чертик заржал, - я с тебя тащусь, подруга. Какая еще секретность?... Хоть в интернете объявляй, давай! В психушке скучно, уверяю тебя....
- А если свидетели будут?
- .... И мест там еще много, не волнуйся. Нам эти ваши глупости до одного места все, - чертик нагло хлопнул себя по белому пушистому хвостику.
- А передам кольцо если кому-то?
- Плохо читаешь: оно НЕ СНИМАЕТСЯ.
- А если палец отрежут?
Чертик вытаращил красненькие глазки:
- Да ты точно маньячка!!!.... Не боись, это технические подробности. Кольцо-активатор нельзя передать никому другому. Понимаешь, - чертик помялся, - дело в том, что его вообще не существует. ... Да, вот представь себе. Это только ты его видишь и ощущаешь. Красивое решение, да?! – он приосанился. – Короче, плюй вот сюда.
- А техподдержка?! – отчаянно спросила Виолетта, принимая перо.
- А вот этого нету. Извини. Оно не ломается.
- А если я забыла что-нибудь спросить?!
- Слушай, уж полночь близится, а Германна, в смысле, меня все нет....
- Что??
- Бежать мне надо, вот что. Три минуты до полуночи. Сама разберешься, экспериментально. Времени у тебя сколько угодно. Плюй!!
И Виолетта плюнула.

2
- Раз в сутки, - сердито пробурчала Виолетта, глядя на кольцо. – Неудобно-то как.... Его ж опробовать надо....
Активатор сидел на безымянном пальце, не чувствовался совершенно, если на него не смотреть и его не трогать. Узенькое колечко белого металла, камешек в форме овала с острыми концами, как такая фигура называется? Виолетта не помнила. Камешек сиял веселым зеленым огоньком. Свободное такси, подумала Виолетта, только куда ехать не знаю....
Понятно было, что начинать надо с чего-то простенького. И каждый день усложнять проверку. Не спешить. Не спешить. А спешить хотелось ужасно. И в первую очередь, хотелось, чтобы Валерка обратил на нее внимание. Но Виолетта понимала, что с этим надо осторожно. Нужно подготовиться. Тут все как-то зыбко, непросто. Нужно разобраться, как эта штука работает.... Одна проверка в сутки. Что же заказать для начала? Может, сначала посмотреть, как она НЕ срабатывает? Виолетта перекрутила кольцо камнем внутрь и приложила левую ладонь к виску:
- Хочу, чтобы на столе торт стоял!
Ага, оно золотистое, на пятнадцать минут. Понятно, этот заказ был не про меня. Это про торт. Но, вот, допустим, я хочу торт. Торта нет. А я хочу. А его нет. Как сделать его?.... А если.... Ччерт, когда же оно вернется к зелененькому?!.... Как тянутся эти четырнадцать минут сорок семь секунд, вот же мучение.... Ага, вот, вот наконец-то!!!!!!!
- Хочу, чтобы от прикосновения моего пальца появлялся торт!
Чтобы подойти к столу, Виолетте потребовалось отодвинуть стул. Поэтому первые пять тортов шмякнулись ей на ноги. Следующие десять завалили стол, на который она с перепугу оперлась, покачнувшись. Причем как назло, обеими руками.
Виолетта заставила себя застыть в позе "море волнуется раз – морская фигура замри", растопырив пальцы на весу и еле удерживаясь почесать нос. Мидас хренов, злобно подумала она. А еще программер. Нормально иф-оператор сформулировать не можешь. Надо было добавить "при прикосновении пальца К ТАРЕЛКЕ"!!! Это же элементарно, ну честное слово!!!
Торты в куче на столе были разные: шоколадные и фруктовые, меренговые и ореховые, один даже вафельный. А один из тех, что свалились ей на ноги, был селедочный, и воняло им невероятно, перекрывая благоухание сладкого продукта. Виолетта поднесла левую руку ко рту и осторожно слизала языком мороженое с безымянного пальца. Активатор сиял синим светом, гораздо более ярким, чем были желтый и зеленый до этого. Было время подумать.
С другой стороны, потом эту тарелку трогать нельзя было бы. Как потрогаешь, так опять торт. Неудобно. Лучше как-нибудь: "когда я три раза стукну средним пальцем по пустой тарелке". Или так: "Когда я хлопну в ладоши над пустой тарелкой, пусть на ней появится торт". Понюхав селедку, витающую в воздухе, Виолетта добавила: "Сладкий вкусный торт". Вот, так может, получилось бы. Виолетта с опаской поглядела на активатор. Жуткая штука, все понимает буквально. Ох, надо осторожнее с этим!!! Как селедка-то воняет....
Камешек на кольце, кажется, стал чуточку фиолетовым. Еще сорок семь секунд, и будет "отомри". И сколько уборки-то сегодня....
3
После бессонницы и размышлений о возможностях материализовать что-нибудь разумное, у Виолетты родилась формула для опробования. Впрочем, она не стала заниматься этим утром, надо было на работу сходить, в конце концов. Валерка приперся на работу в совершенно отвязанной радужной рубашке, за что начальник проекта сделала ему выговор. Виолетта краем глаза следила за ним. Рубашка элегантно распахивалась у ворота. Когда Валерка проходил мимо, легкий запах его одеколона кружил голову. Нет-нет-нет, только не спешить. Не сейчас. Валерка наклонился над девочкой из соседней группы, что-то сказал ей на ухо, та засмеялась. Виолетта стиснула зубы. Не спешить! Ничто не потеряно, но промахнуться и ошибиться нельзя. Колечко, повернутое все так же камнем внутрь, почему-то не цеплялось ни за что и совершенно не мешало. В ладони горел, дразнил зеленый огонек. Вечером будет попытка. Обдуманная попытка. Она еще обведет вокруг пальца этих белых чертей. Не на дуру напали.
Виолетта не ходила на ланч. Домой она добралась уже здорово голодная. Наконец, можно было начать эксперимент.
- Я хочу, - сказала Виолетта, прижав камешек к левому виску, - чтобы то, что я назову перед тем, как щелкну пальцами, появлялось на столе. – И она заглянула в ладонь. Синий свет!!! Вот так вот! Сколько угодно попыток в течение пятнадцати минут. Надо было торопиться.
- Вилка и нож, - сказала Виолетта. На столе появилась только вилка. Ага, значит так не склеивается. Окей, а иначе?
- Столовый прибор! – сказала Виолетта. И тут же охнула от удивления: на столе появились не только разнообразные вилки с ложками и ножами в количестве восьми штук, но и чистая тарелка, сложенная домиком салфетка и четыре разных бокала. Отлично! Теперь пожрать бы еще чего-нибудь. Стейк с чипсами? .... Стоп, дура! Не повторять ошибок! Опять стол загадишь!
- Тарелка с порцией.... вкусной порцией телячьего стейка с чипсами!
Получилось. А запах-то!
- Кетчуп! .... тьфу ты!!!! – Виолетта кинулась за тряпкой, к счастью, лужа была небольшая. Хорошо, что она забыла про скатерть. Снова пробовать не стала – проще было достать из холодильника. Виолетта сосредоточилась.
- Миска с порцией салата "Цезарь".
Салат прибыл благополучно.
- Бокал каберне савьон.
Получилось. Пора было остановиться и поесть, но камешек еще горел синим, и Виолетту заклинило:
- И чашку чаю!
На столе оказалась чашка, полная сухих чайных пакетиков. Ржать было некогда. Виолетта предложила другой вариант:
- Чашка с пакетиком чая, заваренным в кипятке.
Кольцо выполнило заказ и начало менять цвет на фиолетовый. Принимаясь за еду, Виолетта думала, в какой формулировке можно было бы добавить в чай сахар.
4
Девочку из соседней группы звали Нета. Валерка пошел с ней на ланч. Они никого не пригласили с собой, как было принято вообще-то. Ушли вдвоем. Валерка забегал вперед и придерживал перед ней двери. Как же тут не торопиться, подумала Виолетта. Надо продвигаться вперед. Надо рисковать. То, что сработало с материализацией, должно сработать и.... В общем, сегодня вечером. Сегодня! Зеленый огонек в кулаке не давал ей спокойно работать. Домой Виолетта бежала. Чтобы не тратить время, съела по дороге сосиску в булке. В желудке теперь кирпич, но это неважно. Наконец-то она напротив зеркала.
- Привет! – сказала она своему отражению, и некоторое время обдумывала формулировку. Получилось в итоге так:
- Я хочу, чтобы каждый раз после того, как я прикоснусь пальцем к зеркалу, я видела в зеркале то, что я попрошу перед этим прикосновением.
Виолетта заглянула в ладонь: синий огонь!!! Ух, кажется она насобачилась их дурить! Отлично, вперед!
- Покажи мне, как надо выглядеть, чтобы на сто процентов понравиться Валерке с первого взгляда? – спросила Виолетта, притронулась к зеркалу, и потратила не меньше десяти драгоценных секунд, изумленно таращась на бутылку виски "Джек Дэниэлс". Тьфу ты....
- Я живое имела в виду! Покажи, как должно выглядеть живое существо,.... – Виолетта поняла, что опять промахнулась, еще до того, как по инерции договорила заказ. В зеркале громко гавкнул ушастый рыжий спаниель. Ладно, сосредоточимся.
- Как женщина должна выглядеть, чтобы точно, на сто процентов, понравиться Валерке больше этой Неты?! – в зеркале появилась Анджелина Джоли в роли Лары Крофт. Черт, опять не то. Надо как-то привязать это к себе. Секунды бежали.
- Как я должна выглядеть, чтобы на сто процентов привлечь к себе Валеркино внимание? – Виолетта сделала ударение на местоимении "Я". Зеркало не задумалось ни на секунду: отражение обычной Виолетты в строгом рабочем костюме было дополнено огромной цветной шапкой с бубенчиками на голове и пышным лисим хвостом, торчащим из-под юбки. Ззззараза!!!!!!
Виолетта сделала два вдоха, два выдоха, и посмотрела на часы. Пять минут мимо. Сосредоточиться. Что было неправильно? Это не то внимание, не такое внимание, как ей нужно.
- В каком виде я должна прийти на работу, чтобы Валерка стал за мной ухаживать? – Виолетта в зеркале немедленно разжилась креслом на колесиках и загипсованной ногой в шине. Добрый, хорошо воспитанный мальчик Валерка. Убиться веником. Время шло неумолимо.
- Покажи мне меня, одетую в Валеркином вкусе! – крикнула Виолетта, шлепнув по зеркалу. Зеркальная нога немедленно выздоровела и обзавелась на себе джинсами, на верхней части организма появилась знакомая до отвращения отвязанная радужная рубашка с распахнутым воротом... – Да я не это имела в виду!!!!!!!! – Зеркало безмолвствовало.
Виолетте показалось, что камешек начал менять цвет. Она обязана сказать прямо, как есть. Вообще, говорят, честность – лучшая политика. Никто не слышит. Надо все сказать словами.
- Как я должна быть одета, чтобы Валерка ... чтобы Валерка почувствовал ко мне сексуальное желание? .... О господи, это еще что такое?! - Виолетта с ужасом изучила появившееся отражение. Ее сексуальные фантазии мало питались популярными порносюжетами, поэтому интересное сочетание черных сетчатых чулок и сбитых на сторону красных кружевных стрингов застало ее врасплох. Еще на зеркальной Виолетте были красные же туфли ка каблуках высотой с табуретку, и глухая черная маска, закрывавшая лицо. Больше ничего на зеркальной Виолетте не было. Отличный офисный костюм.
- Боже мой, - простонала Виолетта. Камень стал фиолетовым, потом совсем покраснел. Отлично. Просто отлично. Еще день.
5
Следующий день Виолетта потратила импульсивно и совершенно бездарно. Увидев, как Валерка и Нета порознь с интервалом полторы минуты проскальзывают в направлении лестницы к подвальному складу, она не выдержала, забежала в туалет и попросила у колечка стать невидимкой. Туфли пришлось снять и спрятать под раковину, иначе могли услышать шаги. Чтобы настичь конспираторов, потребовалось минуты четыре. Проблема была в том, что руки своей с кольцом Виолетта тоже не видела, и потому не могла заметить предупреждающее изменение цвета камня. Она стала считать про себя, решив, что на счет "триста" операция должна быть закончена.
Парочку Виолетта застукала в процессе легких поцелуйчиков. Далеко дело не зашло, Нета жеманилась и хихикала, Валерка что-то гудел ей в уши, выглядел он в роли соблазнителя так здорово, что Виолетта чуть от зависти не умерла на месте. Потом пришлось ретироваться к туфлям и ждать в кабинке, пока видимость вернется. Зачем она это сделала, Виолетта сама не понимала. Но вечер все-таки даром не пропал: Виолетта решилась, пока у Неты с Валеркой не зашло дальше, на тот самый рискованный шаг, о котором предупреждал белый чертик. Бета-версия, подумала Виолетта. Автоматически не снимается. Так и хорошо же!! Пусть не снимается. Пусть вообще останется навсегда. Она вздохнула глубоко. Сомнения все же одолевали. Может, там еще что-то не отлажено, не чисто работает? Она планировала сначала проверить, сделать что-то на пробу. Но если дальше дело так пойдет.... Виолетта представила снова подсмотренный подвальный поцелуй, и стиснула зубы. Нет, надо пойти на риск....
Подвальное отсутствие назавтра продлилось у парочки гораздо дольше. Виолетта выжидала, стиснув зубы. Неожиданно ей повезло: позвонила банковская клиентка с жалобой размером в муху, которую Виолетте удалось раздуть перед начальством до полноценного слоника. Основной модуль, подлежавший исправлению, писал Валерка. Его попросили задержаться, Виолетта осталась добровольно, как бы помочь. К шести тридцати вечера в рабочем зале стало практически пусто. Когда дело близилось к концу, Виолетта кивнула Валерке и шмыгнула в туалет.
- Хочу внушать Валерке страстную любовь, - шепнула она кольцу. – Ссссволочь!!!!.... - Загорелся желтый огонек. Что было не так? Формулировка совершенно как чертик сказал. Или нет?... Тут одно слово лишнее, но в нем же все и дело....
Виолетта вернулась на рабочее место. Валерка барабанил по клавиатуре, помахал ей рукой и не глядя бросил:
- В принципе, ты можешь идти, спасибо, я уже заканчиваю.
Виолетта скривилась и стала медленно собирать сумку. Ей вдруг показалось, что за стеклянной дверью мелькнул знакомый женский силуэт. Неужели эта гадюка его ждет??.... В половине зала уже погасили лампы. Меееедленнно-мееедленно текли минуты. Виолетта снова побрела в туалет, следя по часам. Вот сейчас... Кольцо стало зеленым, и Виолетта решилась:
- Хочу внушать страстную любовь! – синий огонь, дело сделано. И есть еще пятнадцать минут.... четырнадцать минут сорок семь секунд... нет, уже меньше, чтобы Валерка мог эту страстную любовь проявить!!!
Она выскочила из туалета ровно в тот момент, когда дверь в дальнем конце зала закрывалась за Валеркой.
Тут Виолетта побежала. Инстинкт, что поделаешь.
Те две минуты, пока Виолетта бежала по зданию за Валеркой, оказались весьма содержательными. Виолетту во всем ее великолепии успели созерцать, в порядке появления:
- начальник отдела кадров Рудинштейн,
- его сбежавший хомяк Солженицын,
- разносчик пиццы Саид,
- старший аналитик Адела Ивановна и
- внезапно - ее годовалый внук,
- столовская кошка Шока,
- два ее помойных ухажера – рыжий Наглец и серо-черный Хамло,
- охранник Феликс,
- и пять из девяти анонимных вуалехвостов в декоративном аквариуме в вестибюле (еще четыре вуалехвоста, видимо, смотрели в другом направлении, а десятого Хамло сожрал месяца три назад).
Если были мыши или тараканы, их не успели пересчитать.
Кроме этого списка, под прицел все-таки попал сам Валерка – его удалось догнать. Впрочем, он был уже не один, и это добавило приправ в заваренную Виолеттой кашу. Было несколько секунд полного ступора для оказавшегося на крыльце любовного треугольника, и за эти несколько секунд в столбик ограждения тротуара с грохотом врезалось такси: водитель сидел, держась рукой за сердце, и пялился на Виолетту во все глаза.
Виолетта пискнула, попятилась обратно в вестибюль и спряталась на корточках за аквариумом. Тут было даже относительно тихо, только откуда-то из коридоров доносился горький младенческий рев, а с улицы – звуки подъехавшей транспортной полиции. Синий огонек сменился красным через каких-то девять минут пять секунд, но Виолетта с удовольствием посидела бы еще. Однако коты – все трое – ее давно уже нашли, и лишь недолго молча сидели возле нее в полном обалдении. С момента, когда Наглец попытался страстно полюбить виолеттину опрометчиво вытянутую затекшую ногу, кошачья трехсторонняя драка вынудила объект страстей все-таки покинуть убежище и встретиться лицом к лицу с последствиями тестируемой благодати.
Рыбы передохли сразу, все пятеро. Холодная кровь не выдержала, поэтически подумала Виолетта, обнаружив этот факт. За аквариумом вопили кошки и летели клочки шерсти. На своем посту сидел охранник Феликс в странной позе со странным выражением лица. Попытка выбежать на улицу уперлась в караулящего у дверей снаружи Саида-уже-без пиццы. Саид знал чего ждал: немедленно чмокнул губами и схватил Виолетту за грудь. В следующую секунду Саида тычком сзади перевели в горизонтальное положение на полу вестибюля, и в распахнутых дверях нарисовался великолепный Валерка. Тут же подбежал Феликс, начал пинать Саида ногами, Саид схватил его за штанину, Феликс упал тоже, и началась еще одна трехсторонняя драка, ничуть не менее шумная, чем кошачья. Сначала дрались в дверях, блокируя Виолетте отступление. Потом полиция отвлеклась от таксиста со столбиком, заинтересовалась, драка расширила состав участников и переместилась на свежий воздух. Тут Виолетта наконец просочилась мимо и улизнула из здания. Неты на крыльце уже не было.

6
К следующим дням Виолетте пришлось подойти как исследователю. Нет, скорее, как кью-эйщику. Бета-версия, говорите? Виолетта всерьез подумывала все-таки отпилить себе палец, чтоб не смотреть на эту бета-версию. Саид выпал из эксперимента, так как был нейтрализован полицией в роковой вечер – что-то он в карманах носил не очень законное. Таксиста звали Сережа, сорок лет, женат, два сына, футбольный болельщик, профессиональный геморрой и застенчивость из-за заикания, и неизвестно что выслушала бы Виолетта про него еще, если бы на третий день жена не прекратила практику бесплатных перевозок громким скандалом. Охранник Феликс попробовал пощеголять боевыми фингалами, но запил на следующий же день, после того, как его попытка рассказать Виолетте "что белые медведи вытворяют со своими белыми медведицами" была пресечена выскочившим из-за занавески Рудинштейном. Рудинштейн прятался с розой в руке, выскочил визжа от возмущения, боевые фингалы проигнорировал, обещал застрелить, уволить, уничтожить, растоптать и пустить клочки по закоулочкам. Очень повезло, что эта реинкарнация Полония оказалась таким романтиком.
- Виолетточка, - лепетал товарищ завкадрами, - что я могу для вас сделать? .... Чем мне вас одарить?.... Могу ли я чем-то вас порадовать?
Тут возникла одна идея.
– А вот можете! – брякнула Виолетта, - Покажите хомяка!
Хомяк прибыл немедленно, он был здоров, благодушен, хорошо кушал и испражнялся.
- Вот! – сказал Рудинштейн, - Вам нравится?! ... Какое счастье, что вчера он все-таки не помер!
- А мог? – насторожилась Виолетта.
- Ой, да, наверное, что-то сожрал в коридоре, когда сбежал, может, крысиный яд какой-то.... Он потом не ел, блевал, лежал как мертвый. Но ничего, оправился.
- Когда?
- Что когда? ... Когда выздоровел? Сегодня днем.... в обед примерно....
Получалось, что хомяк страдал часов восемнадцать. А потом что? Благодать переварилась? Само обнулилось? А почему тогда сам завкадрами еще тут торчит, слюни пускает?
Виолетта задумалась.
Адела Ивановна на работе не появлялась. Про нее стало известно, что она неожиданно попала в клинику неврозов. Поговаривали, что ее довел чересчур капризный внук. Виолетта очень переживала за невинного ребенка, но после того, как внезапно, дня через четыре, угомонились коты, у нее возникло предположение, что мелкая живность переваривает благодать активнее, чем крупные экземпляры. Внук явно был не тяжелее Наглеца.
Нета тоже отсутствовала – ушла в отпуск. От Неты Виолетта получила письмо по электронной почте. Нета признавалась, что Виолетта перевернула всю ее жизнь. Что она неожиданно обнаружила в себе бисексуальность. Что это было как удар молнии, как буря, как вселенская катастрофа и рождение звезды, а вот еще за полчаса до описываемых событий Нета не знала даже, как Виолетту зовут. Что она, Нета, понимает, как странно будет выглядеть это письмо для Виолетты, если Виолетта не представляет себя в отношениях с женщиной. И что им обеим, наверное, нужно время, чтобы все взвесить и разобраться в себе. "Бедная Адела Ивановна!" – в ужасе подумала Виолетта, экстраполировав всю эту красоту на другого фигуранта. Нету ей почему-то было не жаль.
Ну, и Валерка. Да. Валерка.
Валерке, то ли от Саида, то ли от полиции, досталось легкое сотрясение мозга, и он мог бы сидеть дома на больничном. Но он ходил на работу, ссылался на свои травмы, ничего не делал толкового, и только сидел возле Виолетты, молча по-собачьи заглядывая ей в глаза. На него косились, начальство недоумевало, Виолетта извелась, пытаясь спровоцировать его хоть на какие-нибудь позитивные проявления страсти. Тщетно: бывший соблазнитель боялся даже тронуть ее за руку.
А время шло.
О чем думала Виолетта, горестно глядя на предмет обожания, и прикидывая, удастся ли все-таки каким-то образом ощутить его поцелуи? А вот о чем: если считать, что хомяк Солженицын весил грамм двести, а коты - килограммов по восемь, разница в весе получалась в сорок раз. Длительность же периода страстной любви к Виолетте отличалась всего раз в пять. Кроме того, надо было учитывать и видовую разницу. Как, как, во имя всего святого, рассчитать, сколько еще осталось часов или суток наведенной валеркиной любви?!
Аделу Ивановну, женщину хрупкую и субтильную, неожиданно выписали из больницы. Адела Ивановна пришла на работу и посмотрела на Виолетту, мягко выражаясь, без всякой страсти. Виолетта прикинула вес.... и уволилась.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments