Типца Феня (ptfenix) wrote,
Типца Феня
ptfenix

Categories:
Вот этим навеяно:
http://www.livejournal.com/users/saltovski/8644.html
Ну, и некоторыми другими выступлениями, помнится, про ватиков тоже.

У меня с обобщениями... не очень. Мне просто не очень нравится выражение "помойное быдло", применяемое по месту жительства.


Поэтому считаю себя обязанной отдать должок.

Когда мы репатриировались только (это был январь 1990), квартиру нам снял приятель в хайфском районе Кирьят Шпринцак. Достаточно быдло-помойный район, или нет? На Дерех Царфат в картонном четырехэтажном домике барачного типа.

В квартире нашей до прибытия багажа стояли: детская кроватка (спасибо приятелям) - одна, кресло-качалка детское игрушечное - одно, сохнутовских кроватей - две. Чемоданов по углам - пять, а шестой потерялся и приехал несколько позже. В нем как раз были все теплые вещи.

В нашем открытом с улицы всем ветрам "подъезде", где мы проживали на третьем этаже, на четвертом проживала тайманка Йохи с двумя детьми, а на втором - марокканка Мири с тремя. Такое... помойное быдло.

День на третий после нашего вселения как-то раздался стук в дверь. На пороге стояла Йохи. Она поманила моего мужа за собой интернациональным жестом, сгибая и разгибая перед грудью указательный палец. Муж покраснел, но поддался, и они ушли, оставив открытой входную дверь. Минут через десять они появились, вдвоем с некоторым трудом таща худощавый грациозный диван бальзаковского возраста, укрытый симпатичным пледом. Водрузив диван в салоне, мы с мужем принялись пытаться разными способами дать Йохи понять, как мы ей благодарны. Но она резко отрицательно покачала головой и снова употребила интернациональный жест.

Вторая отлучка мужа вслед за Йохи принесла в качестве результата... нет, ЭТО не было МЕШКОМ. Это был такой ОБЪЕМ, сопоставимый с объемом небольшой комнаты, обтянутый полиэтиленом. Внутри был склад детских вещей размеров от нуля до 15. Мы так поняли, что Йохи и Мири собрали со своих пятерых все, что могли... Оооооо! Это было такое... Я не поручусь, что среди любимых тряпочек моей старшей дочки до сих пор не завалялась парочка футболок из этого ОБЪЕМА. Много лет Гунька и еще десяток окрестных олимовских детей потребляли Эту начинку...

За все девять месяцев нашего проживания в той квартире мы двух слов не сказали с этим помойным быдлом, с этими Иохи и Мири. О чем нам было с ними разговаривать? Абсолютно не о чем. И язык не позволял, а английского они не знали.

А еще вот у нас там в больничной кассе такая фармацевтка работала... Ватика. Звали ее Мара. Тоже - тупая-тупая. Ватиково-самодовольная. Которые так любили новых репатриантов побольнее уколоть. Из этих.
Как-то дала нам с мужем свой телефон... На всякий случай. На ВСЯКИЙ ПОЖАРНЫЙ. В конце марта у девятимесячной Гуньки в ночь на субботу - температура сорок, рвота, лежит деть пластом и только скулит тихонько... Мы одни в чужой стране, без языка, среди этого помойного быдла... Ну, рискнули позвонить.
Мара приехала с мужем через десять минут. В час ночи мы были в больнице Рамбам. До пяти утра она ходила с нами по больнице, переводя и помогая. Когда определили пневмонию, достала антибиотик прямо на месте....
Прошло четырнадцать лет, а я все плачу, когда вспоминаю ту ночь. Женька потом отнес ей букет, а я так ни разу в жизни больше не видела эту женщину. Мне НИКОГДА ей ту ночь не отплатить, ничем. Я этот свой долг другим отдаю... Как получается.

Так что вот они, быдловато-помойные имена Моего Дома в Израиле: Йохи, Мири, Мара.
Tags: Гунька_общее_и_прошлое, алия, благодарное, злое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments