June 13th, 2007

tapki

Вступление и понедельник

ВСТУПЛЕНИЕ

Я авантюристка, конечно. Кто б спорил. Но я как-то думала, в зрелые годы это рассосется. Ага.
То, что я попытаюсь тут сейчас изложить, есть короткая одноактная пьеса с очень длинным предисловием. 8 персонажей ее будут появляться в предисловии постепенно, и встретятся все вместе в единственной картине в финале. Поэтому начну с себя. Итак,

Персонаж первый: Я_В_Ажиотаже.(сокращенно Я)
Безалаберная тетенька внушительных габаритов с мобильником на шее. Всегда в черных штанах и мятых кофточках с распродаж. Периодически подворачивает ноги в босоножках. На вопросы чаще всего отвечает: "Почему бы и нет?" Смеется в самых неожиданных местах. Спорить не любит. Если вдруг отвечает НЕТ, то на этом прекращает дискуссию.


ПОНЕДЕЛЬНИК

Халупу нашу я продаю с февраля. Видно, ухайдакали мы ее от души: несмотря на явные преимущества ее как пространства, черные потолки и обваливающийся кафель туалета внушали покупателям чувства какие-то не те. Мне даже советовали ее покрасить. Угу. И куда мне девать Гошу со всеми ее причиндалами и Гуньку с багрутами через день?
Короче, ждала квартирка, ждала, - и дождалась своего возлюбленного: инженера-строителя с метром наперевес.

Персонаж второй: Строитель.
Русский, но немного походит на английского колониального полковника. Лет пятидесяти-пятидесяти пяти, худощав, подпрыгивает, выпуклые глаза, пышные пшеничные усы. Держит раскрытый метр, как двустволку. Органично смотрелся бы в белых шортах, в сомбреро, в джунглях. Или, как вариант, - в советском проектном институте, у кульмана.


Строитель профессионально отделил в голове пространство от косметики, диагностически постучал кулаком по всем стенам на своем извилистом пути, все померил, повертел, обнаружил в нашей квартире разные потрясающие вещи вроде водораспределителя на хозбалконе, пересчитал лампочки, фазы, пощупал жалюзи, потопал, похлопал, попрыгал на балконе, погладил потолок, - в общем, совершил полноценный просмотровой акт с нашей старушкой-квартиркой, спросил моего мужа, где тут у нас [я не распознала слово, его нет ни в моем активном, ни даже в моем пассивном словаре], - впрочем, мой муж ответил: "Понятия не имею, я тот еще хозяин", - все понял и проницательно обратился к посреднику:
- Ну, о цене, видимо, с вами надо?
- Ну.... да, - уважительно сказал посредник.

Персонаж третий: Посредник.
Русский опять же, наемный работник посреднического бюро, пузатый провинциальный интеллигент слегка за шестьдесят. Доморощенный психолог, все время закидывает удочки, пытаясь подцепить клиента на эмоциональный крючок. Пока клиент лазает по квартире, скептически изучает книжные полки хозяев. Меня сразу спросил: "Ой, а зачем вам тут Рильке?"
tapki

Вторник

ВТОРНИК

Посредник перезвонил мне в тот же вечер и сообщил, что Строитель хочет завтра привезти на посмотр жену. Меня дома не было в этот исторический момент, их принимала Гунька. Результатом стало согласие купить мою квартиру. И вот тут-то все и началось...
Оказалось, что Строитель и жена его свою квартиру давно продали, и въехать в мою им надо не позднее августа.
- Чтоооооо?! - закричали мы с петром ивановичем, - Каааак в августе?!
Мне посоветовали не упускать хорошего покупателя.
- Но я не хочу на съем!!!!!
Я подумала.
Я еще подумала.
- Ну, так, - сказала я. - Я не хочу на съем. Но тут нас ничего не держит, я, в общем-то исходно планировала переехать летом...
"Ыыыыыы, - заплакала я внутри себя, - А когда же я буду, шикарно поджимая губки, осматривать окрестные квартиры по десятку в неделю и так месяца два?! Когда ж я составлю красивый эксель-файл, а лучше - базочку на акссессе сваяю, и буду, хмуря деловито бровки, заносить в таблицу подробности морфологии и жизнедеятельности новой ежедневно посмотренной квартиры?! Когда я буду сравнивать балконы, прикидывать вложения, представлять себя хозяйкой то одной, то другой жемчужины Великой Модиинской Новостройки?!"
- Короче, - сказала я снаружи. - Если вы быстро найдете мне квартиру на покупку, я подпишу сразу обе сделки. А иначе нет.

У меня тяжелый анамнез. Я дважды купила первую показанную маклером\кабланом квартиру: однажды в Иерусалиме - за 4 часа, и однажды в Модиине - за сутки. Ну я просто не езжу смотреть то, что мне формально не подходит. А как только вижу то, что подходит, я тут же все и решаю насовсем. Нет, я хорошо купила! Просто обидно. Ведь никакого удовольствия.
Но как я надеялась, что теперь все будет не так!!!!!
О как я надеялась.
О.
tapki

Среда

СРЕДА

Мы встретились с Посредником в шесть тридцать вечера возле нашего дома. Мы - это я и мой муж ГЦБ.

Персонаж четвертый: Главный Ценитель Балконов (сокращенно ГЦБ)
Длинноногий остроносый программист неопределенного возраста в майке. Все время кривится скептически. На вопрос Посредника, кто у нас любит Рильке, отвечает неопределенно: "Да это я в совок ездил и приволок всякого дерьма". С интересом поддерживает разговоры про курс доллара. В любой квартире в первую очередь находит балкон и начинает там раскуривать трубку.


Посредник рассказал, что он из Минска, что его невестка умница, и что мы должны посмотреть сегодня три пятикомнатные квартиры: одна возле Модиин-центра и две на Эмек Ха-Ела.
- Как поедем? - спрашивает, - На моей машине все, или вы за мной?
- Да ладно, - говорю, - давайте я вас отвезу.

Это было опрометчиво. Всю дорогу, пока я аккуратничала как никогда, он меня оглаживал и уговаривал не торопиться. Делал попытки предупреждать о перекрестках, и заботливо сообщал, что впереди красный светофор. Когда мы прибыли, вздохнул печально и сообщил:
- Ну вы лихачка! Какой темперамент, кто бы мог подумать!
Я удивилась, но приосанилась. ГЦБ фыркнул, но промолчал.

А тем временем случилось важное: мы прибыли в первую квартиру на моем пути. И когда мы вошли в умеренно вонючий - в Модиине!!!! - подъезд прямо напротив помойки Модиин-центра, я уже знала: пронесло. В третий раз ПЕРВУЮ показанную мне квартиру я не куплю. В ту минуту мне это было очевидно. Но вот теперь .... Гыыыы, я вас заинтриговала? Очень хорошо. Продолжаю.

Квартира внутри себя мне неожиданно понравилась. В ней было все путем, включая отлично сделанную кухню и сильно отдельную - и, кстати, очень большую, - гунькину комнату. Правда, эта самая комната неожиданно оказалась абсолютно пустой, ободранной до синевы, с торчащими из стен голыми проводами. Но это уже подробности.
Категорически не понравился мне балкон. Маленький сам по себе, он выходил к тому же на пресловутую помойку, причем всего лишь на втором этаже. На нем даже вечером чаю было не попить.
ГЦБ коротко посмотрел на меня, и мы вежливо откланялись.

По дороге в следующую квартиру Посредник рассказал, что поступал в ЛИИЖТ, что его сын закончил Вингейт, и поинтересовался у ГЦБ, является ли тот членом трубочного клуба. ГЦБ предсказуемо отвечал, что он ничей не член, кроме самого себя.

Дом был новехонький, с зелеными прозрачными перилами балконов. Квартирка беееееленькая, как шарик пломбира. Балкон, длинный и прекрасный, наполовину засеянный цветами, выходил на высоте третьего этажа в саму долину: за дорогой парковая зона с подрастающими деревьями и парочкой качелей. ГЦБ вышел туда, задышал, и оглянулся вопросительно. Я развернулась и пошла к спальням.
Все четыре маленькие спальни с удивительной кучностью выходили дверями на пятачок площадью 6 квадратных метров. Я с печалью все поняла про гунину изоляцию. Но этим дело не кончилось, так как внезапно я отчетливо осознала, что в квартире чего-то недостает.
"Эээээээ...." - подумала я....
Ванна с хозбалконом. Туалет. Второй туалет с душем в спальне. Комнаты. Балкон. Салон. В дальнем углу стыдливо притулился холодильник.
Ой.
Граждане, а где же кухня????
- А где у вас кухня, а? - чувствуя себя полной идиоткой, спросила я.
- А вот там! - и мне указали на слабо различимый в стене салона проем шириной сантиметров 80: холодильнику пришлось бы изрядно похудеть, чтобы в него пролезть. За проемом тоже была белая стена, так что не увидеть его вполне было простительно.
Я не холодильник, я протиснулась.
За проемом оказалось узкое пространство в форме бумеранга. В кончике одного рога, на расстоянии метров семи от входного лаза, располагалась кухонная плита.
"Экзотично," - подумала я.
ГЦБ был не столько шокирован, сколько удивлен. Но взглянул на меня, увидел выражение лица, и мы поспешили откланяться.

Сникший посредник продолжал преподавать мне ПДД, заодно рассказывая про свою жену, собаку, квартиру, внучку и алию. Потом прервался и сообщил, что квартира, в которую мы едем, принадлежит перу кайлу (?) одной из трех по-настоящему надежных компаний, строящих жилье в Модиине. Когда он перечислял компании, я услышала знакомое название: "Соломон". Я уже слышала это название в точно таком же контексте. Но тот домик, куда мы ехали, был не соломоновский, другой фирмы.

("Ах, значит, кухни тебе не хватало?! Ну, получай!!!!!!")

Мы вошли в кухню со стороны плиты. Там еще крутилось человек пять народу, дым коромыслом, так что впечатление было сильным. Я стала пробираться к дальней стене, потому что мне там, за парой колонн, почудилось какое-то цивилизованное пространство. И точно: там был мааааленький салончик, чуть побольше кухни. Из него дверь вела на балкон. Балкон висел над школой.
- Мгм, - сказал ГЦБ.
(Вам не кажется, что письменный иврит делает свое черное дело, и гласные постепенно становятся лишними?)
Балкон висел, и это был тупик. Кроме балкона, мне не удалось ничего обнаружить.
- А где... эээээ.... остальная квартира? - опять чувствуя себя идиоткой (начала привыкать), спросила я.
- Тут, тут! - засуетился Посредник, - Прошу.

Оказалось, что там, где мы вошли, влево уходил коридорчик. Идя по нему, я уже в полной мере ощущала себя игроком квеста "найди комнату". Через пару шагов мы заметили справа нишу, занавешенную тряпкой. В ней гудела какая-то бытовая электроника. По указанию посредника мы протиснулись мимо ниши далее вправо, и обнаружили крохотную спаленку. По площади-то она была крохотная. Да вот потолки... высотой метра четыре.
"Где они такую траву берут?" - подумала я про архитекторов.
- Две, - сказал ГЦБ.
- Что?
- Две нашли. Еще три.
Пробежав в конец коридора, мы обнаружили еще две: спальню и маленький "мамат" (герметизированную комнату). В мамате я Гошку селить не хочу, значит, получалось, что ей придется жить за нишей, в этом вертикальном пенале. Да и то было от нас далековато...
Тут мерзавец ГЦБ выскочил из нашей потенциальной спальни, в которую я еще не заходила, и молча потащил меня туда за руку. Лучше бы он этого не делал, гад.
Спальня... просторная, как стадион.... с душем и гардеробной... выходила на высокий зеленый балкон метров пяти в поперечнике. Балкон смотрел не на школу, а на "зады", на нижние садики и другие такие же зеленые балконы, и вился фиолетовый в остатках вечерней зари вьюн, и звенела цикада, и темно, влажно блестела лоза, мир и покой, покой и мир.... Я представила себе, как манит открытая дверь этого балкона ночью уставших за день нас... и.... эээээээхххххх!!!! А Гошку что, в пенал, да???!!!!!!!...
- А пятая-то где ж? - сообразила вдруг.
И увидала лестницу. Как раз возле двери в спальню. Лестница была мощная, как во сне Яакова, и уходила, похоже, на сравнимую высоту. Мы взобрались и обнаружили огромную, шикарную комнату-студию с нишей-альковом: она была раза в полтора больше даже нашей спальни. Дверь из нее вела на тридцатиметровую террасу. Терраса выходила на школу, но на такой высоте это уже было не принципиально. ГЦБ закурил, оперся о перила и ушел в астрал. А я вернулась внутрь, огляделась еще раз и убедилась: туалета не было.

И почему я решила, что все эти страшно красивые и современные дома моего городка хорошо спроектированы внутрях?!

Туалета не было, и это была последняя точка. Даже сказочная спальня не смогла перевесить яркую воображаемую картину, как гунины гости (а выселить на эту террасу мы могли бы только Гуню) топочут по ночам по лестнице Яакова, скользят и падают, и шею себе ломают... Плюс отсутствие салона. Плюс гошкин пенал.

ГЦБ с террасы пришлось выволакивать волоком. Он потом целый вечер поднывал по поводу последней квартиры. Но я только крутила пальцем у виска.

Посредник грустно распрощался с нами до завтра. Мы не поддерживали его разговоры. Мы вообще были какие-то странные. Маловнушаемые. Хотя выглядели лохами. Так я поняла примерно причину его досады.

- Это были неликвиды, - сообщила я ГЦБ. - Нас пытались поймать, пока теплые. Мы это не купим.
- А что будем делать?
- Подождем до завтра. Если ничего не найдем, не продадим.
- Точно?
- Ой, брось. Эти ребята думают пока, что на меня можно давить. Они еще не знают, как сильно ошибаются.
- Тогда зачем ищем?
- Велик соблазн. Одним махом.
- Ну-ну.
tapki

Четверг

ЧЕТВЕРГ

Я спала с корвалолом. Наступило завтра. По команде посредника мы остановились на самом верху нашей собственной улицы и вошли в подъезд нарядного углового дома, проходя мимо которого, я десять лет гадаю: кто же живет в таких домах? Этот дом украшен круглой шахтой молочного стекла, он желтый и розовый, с необычной формы башенкой и балкончиками сплошь в бугенвиллях, с круглым обширным вестибюлем. Деревья возле этого дома - самые высокие, их кроны закрывают балконы второго, а иногда и третьего этажа. Это потому, что дом – один из ветеранов Модиина. Над входом я прочла фирменное клеймо: "Соломон, 1997".

Мы поднялись на лифте на второй этаж, и через крохотную прихожую с окошком вошли в не очень большой уютный салон с одной скошенной стеной, которая придавала ему странное очарование. Я сразу увидела раздвижную дверь в кухню, кухня вообще оказалась треугольной, тоже небольшой, и я стала ломать голову, какой столик можно в нее втиснуть. Что касается ГЦБ, то он почапал дальше, в сторону балкона: дверь туда обнаружилась справа от окна. Балкон опять же оказался небольшим, чуть меньше нашего, метров 7, я думаю. Что с него видно, понять удалось не сразу, потому что почти со всех сторон его обнимали кроны деревьев и бугенвилли. ГЦБ одобрительно поднял брови. Кроме шума деревьев слышалось тут еще что-то, более привычное. Я заглянула за крайнюю ветку с торца, и увидела знакомый, довольно оживленный, по модиинским меркам, перекресток и полукруглый вестибюль сверху. Дальняя от балкона улица с другой стороны еще была украшена пустырем. "Стройка скоро будет" - подумала я.
- А вы комнату-то проскочили, - сказал Посредник.
Оказалось, что непосредственно из маленькой прихожей дверь вправо ведет в прелестную квадратную спаленку с выходом на еще один, совсем крохотный, балкончик - только-только поставить два стула. Я подумала, что Гунька пришла бы в восторг, и двинулась вглубь, к другим спальням.
Первым делом нашла раздельный санузел, что тоже не везде можно увидать, и нормальных размеров служебный балкончик для стиралки. В спальне, увы, балкона не было. Окошком она выходила в тихий двор. Квадратная маленькая гардеробная, сортир с душем. Прямо напротив в коридоре было две двери в две почти одинаковые комнатки, только одна "мамат", а другая нет, то есть, должна была бы стать гошкиной. Я заглянула туда.
Я почему-то не выношу угловых детских. Это странное ощущение холода я, как видно, привезла из Питера своего детства. Кроме того, мне все время кажется, что второе окно поедает дефицитное место у стен. Хотя в Израиле эти окна делают обычно так высоко, что под ними можно что угодно втиснуть. Но я все равно не люблю угловых детских. Спальня моя - пожалуйста, салон - сколько угодно. Но в детской я предпочитаю одно окно. Тут и было одно окно. И в мамате было одно.
- Вы что, думаете, я слепая?! - сердито сказала я Посреднику. - Я прекрасно вижу, что это хорошая квартира. Только вот она маленькая. Но хорошая! Но маленькая. Но хорошая!
- А кстати. Сколько она стоит-то? - вовремя спросил ГЦБ.
Посредник заглянул в бумажку, удивился, снова заглянул в бумажку, и сообщил цену чуть ли не на 15% ниже, чем в среднем стоил весь предыдущий дрек.
"АГА"- сказали мы с петром ивановичем.
Нет, мы не охотники за дешевизной. Но. Но. Но.
- Эта вам маленькая?! Следующая еще меньше будет!!!

А вот и ничего подобного. Меня мало интересуют бумажки, я верю глазам: следующая меньше не была, она была явно больше. Как пространство, она мне понравилась вообще больше всех. Хотя я честно старалась не смотреть: это был третий этаж без лифта. Но как пройти мимо третьего, гостевого, туалета!!! Как не заметить великолепную кухню, пятнадцатиметровый салонный балкон, крохотный "курительный" балкончик в большой уютной спальне!
Питерцы, помните Пять Углов? Угу. В этой квартире, прямо под реутской горкой, окна выходили на все стороны сразу. На две или даже три пыльные улицы, а большой балкон – прямо на странной конфигурации перекресток, с другой стороны которого пыльно почивал какой-то долгострой.
- Что это там? – спросила я, стоя на балконе.
- А, это синагога, - не повышая голоса, ответил мне мужик в кипе, высаживающий хнычущего ребенка как раз возле долгостроя. – У них деньги кончились, ждут, когда появятся.
В соседней долине Хула как раз был какой-то праздник, транспорт заворачивали на обходные пути, и внизу лениво переговаривались трое полицейских.
- Ицик, а когда они закончат? – кричал один явно прямо в окно кухни.
- Еще минут сорок, наверное, - гулко отвечал ему другой, хлопая дверью балкона в спальне.
- А где Хагай? – встревоженно спрашивал третий, видимо, подтягиваясь на решетке большого салонного окна…

- Нннннет, - неуверенно сказала я, и убежала подальше от греха….

- Ну? Что там у вас третья?
- А, ну, это такая типа… Конфетка. Вы вчера повысили немного свой ценовый потолок… Ну вот, поэтому.
Мы долго-предолго ехали вниз по новехонькой долине Ха-Ела. Где-то в конце света мы, наконец, остановились. На перилах балкона висело огромное объявление «ДИРАТ ГАГ».
- Крыша?!
- Крыша, - осклабился посредник, - вы вчера обмолвились… Что нравится…
- Ну, да, - я покосилась на ГЦБ, - кому ж крыши не нравятся…
И вдохнула поглубже.

Я всегда хотела просторов:

Хочу жить просторно, стильно, светло. Чтобы по сверкающим пустым полам носилась Гошка на велосипеде. Чтобы качели на балконе. Чтобы комната-библиотека. Чтобы обеденный стол не заваливать продуктами, игрушками и документами. Чтобы у Гошки отдельная комната, и там валяются игрушки. Чтобы туалет-душ в спальне...
А если нельзя огромный дом, то пусть хотя бы квартира, примерно на 4.5-5 комнат, чтобы расселить девок по отдельным спальням, и чтобы еще чуточку оставалось...


Мечта, так сказать, о пустоте и белизне. Жизнь в бальной зале. Тут как раз я увидела, как это могло бы выглядеть.
Салон был такой просторный и такой открытый, что край его терялся где-то на границе окоема. Где-то по дальней границе этого сияющего пространства поблескивала кухня. Балкончик еще был, метров шесть. Лестница выносила наверх, где в небольшой даже не комнате, а в небольшом выгороженном пространстве – двери там не было – мы с мужем должны были бы спать. Душ, шкафы. Двери – две, одна прямо из спальни, другая от лестницы, чтобы не тревожить нас, - выводили на обзорную площадку в семь сотых гектара. Огромный стол под тентом потерялся на ней, как одинокая шашка на доске. Внизу шелестел парк. Мир спускался на запад, к морю. Синее вечернее небо намекало, что можно различить силуэты тель-авивских небоскребов.
- А в ясную погоду тут море видно, - сказал Посредник.
Увидев, как затуманиваются глазки ГЦБ, я поспешно спросила:
- А стоит это сколько?
Ответ слегка отрезвил его, но меня уже тоже засасывало. И тогда я спустилась. И попросила показать остальные спальни.
Двери прятались в одном коротком коридорчике за лестницей. Одинаковые, все рядом. Средняя – мамат. Две крайние… угловые.

«А как же просторы?» - спросила я себя.

Да. Просторы. Фиг его знает, как жить в этих просторах. Мы на крыше, Гошка внизу. И Гуня рядом со своей толпой?
Я силилась, но не могла себе вообразить. Наша жизнь не лезла в эти просторы, так же, как наш бюджет в эти деньги. Но как мне их хотелось!!!!!

- Это все, что у вас сейчас есть? – спросила я, помня о заданных сроках выезда.
- Все, - твердо сказал посредник.

Когда мы прощались, ГЦБ смотрел на меня слегка испуганно. Финансовый зуд взял верх над балкономанией, и он явно ожидал сражения за семейный кошелек. «Трудно будет убедить», - подумала я, и начала пытаться.

- Как ты понимаешь, - сказала я, - рассматриваться нами как вариант из всех шести могут только две квартиры.
- Угу, - сказал ГЦБ.
- Сегодняшние первая и последняя, - сказала я.
- Угу, - сказал ГЦБ.
«Попробую купить его на престиж»
- Выбор той или иной квартиры принципиально повлияет на сам наш образ жизни, - внушительно сказала я.
"Я хочу менять образ жизни?"
- Угу, - сказал ГЦБ.
- Последняя квартира – это переход на новый уровень, в иной социальный слой! – сказала я.
"Блин, мне это надо?!"
- Угу, - сказал ГЦБ.
- Ты напрасно думаешь, что я не понимаю, как сильно она нас напряжет финансово, - сказала я.
- Угу.
- Она просто выжмет нас досуха, как тот алкаш кота Ваську! - неожиданно для себя ужаснулась я.
"Образно. Убедительно. Слушай, ты в чем его убедить-то хочешь?"
- Угу.
- Но мы станем такими же, как все эти буржуи на крышах с зонтиками…
- Угу.
"Не вдохновляет. Попробуй снова".
- Мы станем нормальным населением этой страны.
- Угу.
- А если мы купим первую квартиру, то финансово этого почти не заметим, - опять неожиданно для себя сказала я.
- Угу.
- Но она маленькая сравнительно.
- Сравнительно, - буркнул ГЦБ со значением.
- Сравнительно, - охотно согласилась я. – А зато у нее очень хороший каблан.
- Это дорогого стоит, - сказал ГЦБ, изумленно глядя на меня. – И место очень хорошее. Но с другой стороны, а почему она такая дешевая? Что-то тут подозрительно....
- Короче. Нам есть о чем подумать.

Тут зазвенело, и в моей трубке возникло хриплое контральто Хозяйки Посреднического Бюро. Сокращенно будем называть ее Контральто.

Персонаж пятый: Контральто
Израильская бизнес-леди лет тридцати, пышногрудая, маленького роста, из одежды – брюки с бретельками и серьга в ноздре. Красивое большое лицо с чувственными и порочными чертами, гладкая прическа. Курит сигареты, говорит низким голосом с трещиной, на все категорические отказы по типу "это невозможно" отвечает: "Ве ма эфшари?" ("А что возможно?")


Я знала, чего она звонит. Я этого звонка ждала уже полдня. Она хотела надавить на меня, чтобы я продавала. Потому что хороший клиент сбежит. А куда съезжать – это будем решать позже. Как же, нашла дураков. Но мне сейчас ей еще нечего сказать было, и я увернулась.

- Не хочу я говорить про это по телефону, - сказала я ей, не дослушав очевидное. – Давай мы подскочим к тебе завтра. Тем более, что мы тут видели интересные квартиры, и может быть, за ночь как-то определимся.
- Аааа...., - сказало Контральто, - В девять? Ну ладно....

И вот мы остались определяться. Мы определялись недолго, и к половине одиннадцатого, когда туман опьянения видами с крыши рассеялся более или менее, мы решили, что та небольшая квартира, которую мы видели первой, решает все наши проблемы. Ну просто вот все.
- Надо же, - нежно сказал ГЦБ, - а я думал, ты...
- Знаю я, что ты думал, - расстроилась я, потому что думал-то правильно. Просто, стараясь выглядеть объективной, я как-то незаметно переубедила сама себя...

Позже на работе я нашла свой файл, куда еще в феврале занесла "пункты соответствия".
Я, холодея, пробежала по ним глазами (не сделала ли глупость?!), и обнаружила, что ВСЕ на месте:
4 спальни и салон – ДА.
если в одном уровне, достаточно 2 ванных, одна в нашей спальне – ДА
не карка - балкон(ы) - ДА
если выше 2 этажа – лифт – ДА
хозбалконы и подсобные помещения, прихожая есть? – хозбалкон, маленькая прихожая
лучше, чтобы была гардеробная комната - ДА
кондиционер – ДА, мини-меркази, как у нас.
лучше кухня отделенная – ДА
относительная изоляция одной из комнат, хотя бы на одном этаже – преимущество - ДА
склад и другие удобства в подъезде – плюс – подъезд шикарный, внизу в подъезде наш склад 9 метров
стоянка или гараж – наша стоянка
место в Модиине - чтобы удобно относительно автобусов – место совершенно идеальное. Тельавивский автобус останавливается через дорогу.
куда выходят окна, шум, и как с комарами и насекомыми – стоят комариные сетки, что же касается шума... то есть немного, ибо улица. Правда, это та же самая улица, на которой мы жили раньше....

Я позвонила маме. Мама была – дело было в четверг - вся в заботах о субботнем пикнике, поэтому чуть чаем не подавилась, когда я сказала ей, что прошу их приехать завтра на посмотр.
tapki

Пятница и суббота

ПЯТНИЦА

Спала с двойной дозой корвалола. Пятничным утром позвонила Посреднику.

- Мы пришли к выводу, что нас интересует первая квартира, которую мы видели вчера. Та, что на нашей улице. Будьте добры, организуйте нам повторное посещение в районе одиннадцати утра. Нас будет много.
Посредник икнул – я опять обманула его предположения, - и побежал исполнять. А я позвонила Контральто, чтобы отменить встречу в девять:
- Смотри, - сказала я, - мы заинтересованы в одной из квартир. Около одиннадцати мы будем снова ее смотреть. Хрена ли нам встречаться в девять? Может быть, через два часа у нас будет окончательное решение...

Мама с папой приехали из Иерусалима. Гунька в двух экземплярах (моя дочь всегда бывает минимум в двух экземплярах) прибежала с багрута – ее тихон там через два дома. Приехали мы и Посредник.
- Ничего себе кагал! – сказал Посредник, пересчитав нас.
- Вот балкончик, - показала я снизу спрятанный в листьях балкон...
Лифт поднимал нас в два приема. Девчонки вообще побежали по лестнице. Оказалось, что лестница прячется как раз в декоративной шахте белого молочного стекла.

- Вау! – сказал папа, увидев потенциальную гунину спаленку. Потом он нашел большой балкон, и на все остальное смотрел уже мельком: мнение составил.
На большом балконе папа обнаружил Доктора.

Персонаж шестой: Доктор.
Питерец, маленького роста, седой, лет пятидесяти пяти. Говорит на ужасном иврите, как репатрианты первого года: "ани ульпан иврит катан". Работает врачом в одной из больниц. С русскими дружелюбен, с коренными израильтянами вдруг меняет манеру разговора, и начинает громко возмущенно кричать по любому поводу, полностью игнорируя спряжение глаголов.


Папа с Доктором закурили и нашли общий язык. Обеим Гунькам страшно понравилась спаленка с балкончиком. Гунька сделала попытку повалиться в экстазе на чужой диван, за что была мною морально избита на месте. Мама вошла в квартиру и сразу сказала: окна на улицу, шумно. ГЦБ пожал плечами.
- Да мы привыкли, - сказала я.
- Не так уж и шумно, - сказала из потенциальной гошкиной комнаты бабулька. – А вот квартира.... лучше не бывает!!! Куда их несет... разбогатели... коттедж хотят..., - и она расстроилась. Утешать ее бросилась МарЫна.

Персонаж седьмой: МарЫна.
Жена Доктора, медицинский работник. Небольшого роста, спортивная брюнетка лет сорока пяти с остатками стрижки. Носит тренировочные штаны. Разговаривает страшно сиплым, сорванным голосом, очень эмоционально. Постоянно перевозбуждена. С одинаковой интонацией подряд выкрикивает прямо противоположные по смыслу утверждения.


Мы с ГЦБ долго бродили и прислушивались: тебе шумно? А тебе? Потом эгоистично ухмыльнулись тому факту, что спальня наша выходит во двор, и пошли слушать приговор общественности. Мама, кроме вопроса о шуме, ничего не предъявила.
- Салон как ваш, - сказала она, - спальни нормальные, кухня интересная, балконы уютные, санузел раздельный.
- Ладно, вниз пошли, - сказала я. – Папа! Ты остаешься?!
Папа и Доктор с трудом оторвались друг от друга.
Мы спустились и встали в кружок. Я стала собирать мнения.
- Папа?
- Я за. Мне нравится, - твердо сказал папа и посмотрел вверх, на балкон.
- А почему тебе нравится?
- Уютно. Функционально.
- Мы тоже согласны, - сказали Гуньки, - Хрена ли ты ее не купила раньше?! Я бы в школу выходила за три минуты.
- Мама?
- Для вас... да, хорошая квартира.
- Ты за или против?
Это трудный вопрос для моей нерешительной внушаемой мамы. Она побледнела и сказала:
- Я... за. Да, я за.
И выдохнула: фууууух....
- Ты? – повернулась я к ГЦБ.
- ДА!!!! – заорал тот.
- Ну все. Все свободны, - сказала я, и мы с ГЦБ поехали к Контральто в офис закрывать сделку.

- Мы ее берем! – сказали мы. – Но сначала продать, - сказала я.
- Почему? – удивился ГЦБ.
- Ну потому, что ситуация, когда ты продал, но не купил, - неприятная, но ничего. Уйдешь на съем. А вот когда ты купил, но не продал, и тебе нечем платить...
- Поооонял, - сказал ГЦБ, и мы назначили продажу (я имею в виду зихрон дварим, предварительное соглашение) на семь часов вечера в воскресенье. Поскольку с покупкой мы решили не торопиться, мы назначили ее на восемь. Потом эти сроки перенеслись соответственно на восемь тридцать и девять тридцать. В основном в этом был виноват Строитель, он хотел еще раз привести на посмотр жену.

СУББОТА

Настала суббота, и жизнедеятельность везде прекратилась. Мы пикниковали, причем я в расстроенных чувствах забыла купить тарелки, и потому пришлось кушать с подносов. Меня все время подмывало говорить о нашем грядущем приобретении. ГЦБ уже не мог слышать стократно повторенное то, что вы сейчас прочли, но на пикнике я обретала все новых и новых благодарных слушателей. ГЦБ страдал только, когда мы оставались наедине.

- Нормальная квартира!!! Что ты заладила: маленькая, маленькая… 126 метров – это не маленькая!!! В Иерусалиме все так живут!!! Зажрались тут, в деревне!!! Меня беспокоит только одно: почему так дешево???? Нет ли тут подвоха??? Все ли в порядке с документами????
- Ты видел этого дядечку? – удивилась я. – Нету тут подвоха. А почему дешево… Ну маленькая она, говорю ж тебе. По модиинским меркам. Окна на улицу. Вот и все.
- Если только тут нет подвоха, - торжественно провозгласил ГЦБ, - то я АБСОЛЮТНО ДОВОЛЕН, и все правильно!!!!
Мы попробовали навести справки. Дом хвалили. Что будут строить напротив, никто не знал.
Дело шло к воскресенью.
tapki

Воскресенье

ВОСКРЕСЕНЬЕ

С утра я позвонила рекомендованному адвокату и попросила его взять на себя заботу о двух наших сделках: продаже и покупке.
Первым делом адвокат запретил нам подписывать зихрон дварим.
Потом с некоторым разочарованием, так и быть, разрешил.
Потом адвокат выяснил, что полгода назад мы с родителями продали общую квартиру, и закричал, что мне нельзя продавать квартиру сейчас. Аргумент о том, что это не моя квартира, а мужа, его не убедил: он сказал, что для налоговой службы мы один юнит. Я уже хлопала себя по карманам в поисках корвалола, когда адвокат поинтересовался, почем мы покупали тогда, и почем продаем сейчас, прикинул, что мы не получим с этого прибыли, и снисходительно разрешил.
Потом адвокат сказал, что он непременно должен быть при подписании.
Взял телефон Контральто.
Перезвонил и сказал, что нет, не должен, чтобы не распугать прочих безадвокатных.
Замечу, что все это я делала, пока мы стояли в пробке по дороге на работу.
Потом адвокат спросил, где мы покупаем квартиру.
- На нашей же улице, на Харцит, - сказала я.
- Я живу на Харцит! – обрадовался адвокат. – А где? Она длинная.
- Угол с Дам-Ха-Маккабим.
Послышался стук челюсти.
- Я живу на углу с Дам-Ха-Маккабим, - пролепетал адвокат. – Номер сорок шесть?
- Ну да….
- Я живу на Харцит сорок шесть… А какая квартира?
- Четыре…
- Это надо мной… Их балкон выходит в мой садик… МарЫна!!! Доктор? Доктор продает квартиру?
- Ну да…
- С ума сойти можно!!!! И я узнаю об этом от вас!!!!!
Потом адвокат подумал, пришел в себя, и повелел найти несах табу (запись в земельном управлении).
- Надо бы и на вторую квартиру… Но ладно, я и так знаю, что она записана в табу…

- Боже мой, какое счастье!!! – возликовал ГЦБ. – Теперь я точно знаю, что с этим домом все в порядке!!! Раз уж там живет жилищно-продажный адвокат!!!
Он погрустнел и добавил:
- Только засудит ведь…
- Кого? – не поняла я.
- Нас… Если протечем на него сверху…

Что касается несаха табу, то с ним получилась отдельная история, имевшая совершенно неожиданный финал за рамками нашей истории, в понедельник. Я перекопала всю квартиру и перевернула все вверх дном. Испарилось. Адвокат не мог найти это в сети, потому что не было каких-то нужных цифр, недавно измененных муниципалитетом. Весь понедельник с утра мы пытались дозвониться в муниципалитет, достучаться, дописаться. Хренушки. ГЦБ истеровал неподеццки. Вечером в понедельник Гунька по моей просьбе повезла адвокату наш договор о покупке старой квартиры, чтобы он проверил цену. Договор лежал в таком мешочке для бумаг. Сама я по пятому разу перекапывала документы дома. Внезапно адвокат мне позвонил:
- Лара, твоя дочь с бумагами тут, и все привезла.
- Ну отлично.
- Ты понимаешь? Она привезла мне то, что я просил.
- Хорошо.
- Лара, то, что я вчера просил…
- Я понимаю, я ищу. Я вот прямо сейчас ищу…
- Я НЕ МОГУ!!! – завопил адвокат, и послышалась возня. – НА, ПОГОВОРИ САМА СО СВОЕЙ МАТЕРЬЮ!!!!
- Мама, - устало сказала Гуня, - в этой папке были ВСЕ документы.
- Все? В каком смысле?
- Несах табу, который ты раскапывала вчера. Он тоже тут.
Пока я хватала ртом воздух, она повесила трубку. А я пошла на балкон, где ГЦБ катал с Гошкой мячик, и сказала:
- Это хорошо, что ты сидишь…
………………….

Но вернемся в воскресенье.
Вечером приехали Посредник со Строителем и привезли жену строителя.

Персонаж седьмой: Облагораженщина.
Изящная дама с пергидрольной прической. Просительно улыбается, вызывает желание ее успокаивать и даже защищать. Употребляет очень много уменьшительно–ласкательных суффиксов. Нередко трогает мужа за рукав с целью урезонить. Часто начинает высказываться с утверждения: «Ну мы же все нормальные люди!»


Облагораженщина поползала по квартире и с виноватой улыбкой созналась: «Я уже мебель расставляю». Подробно расспросила про соседей. Долго выглядывала в салонное окно, преодолевая завалы гошкиных игрушек. Наконец, удовлетворилась, и мы все поехали в офис к Контральто.
Обратите внимание, что среди восьми участников боев только одна Контральто – ивритоговорящая. Это тем более забавно, что как среди тех, кто смотрел нашу квартиру, так и среди хозяев посмотренных нами квартир, русских я более не припомню. А вот тут надо ж – собрались три семьи, одна к одной. Видно, все русские покупают одинаковые квартиры....

Матч начался.
tapki

Раунд первый (алеф)

РАУНД ПЕРВЫЙ АЛЕФ

Участвуют:
Контральто, Посредник, Я_В_Ажиотаже, ГЦБ, Строитель, Облагораженщина.
Языки: иврит и русский вперемежку..


Контральто:
Итак, мы собрались, чтобы заключить предварительное соглашение.
Строитель:
Покажите.
Контральто:
Что?
Строитель:
Соглашение.
Контральто:
Это стандартный текст...
Строитель:
Сейчас, я прочту. (Читает)
Облагораженщина:
Валера, может, не надо? Все нормальные люди, там все хорошо написано...
Строитель:
Ну ладно, когда освобождение?
Контральто:
Мы с тобой говорили, что в конце августа.
Строитель:
Мы говорили, что в середине.
Контральто:
Двадцатого?
Строитель:
Пятнадцатого!
Облагораженщина:
Раньше, раньше пятнадцатого! Пятнадцатого мы уже должны отдать ключи от нашей квартиры!!
Посредник:
Ой.
Я:
Ну ни фига себе!
Контральто:
Я позвоню МарЫне. (Звонит.) МарЫна? Можете первого? ..... Спокойно... Спокойно... Спокойно... Спокойно... Спокойно... МарЫна, спокойно!!! Никто тебя из квартиры не выгоняет!!! .... Хорошо, невозможно. Почему невозможно? Ведь ты же уходишь на съем... Ну хорошо, пятого? ....МарЫна, спокойно!!! Спокойно!!! .... А какого?.... Двадцатого им поздно. Нет, никак, потому что двадцатого это ТОЧНО поздно.... Спокойно, МарЫна!!!!!
Я:
Мы оплатим ей месяц съема!
ГЦБ:
Да ну, бесполезно...
Контральто:
Вот Лара предлагает деньги. Она хочет оплатить тебе месяц съема. МарЫна, ну что ты, это же все вопрос денег. ... Спокойно, МарЫна... Спокойно.... А что возможно? Десятое возможно?
Я:
Десятое поздно!!!!!!! Дай я с ней поговорю!
Контральто:
Вот Лара хочет с тобой поговорить.
Я:
Вы даже не представляете, как я вас понимаю. Три дня назад я была в точно таком же положении. Конечно. Конечно. Конечно. Конечно. Конечно. Конечно. Конечно. Конечно. Конечно. Марина, Вы совершенно правы. Но тут цепочка, и если в данном случае именно Вы не проявите добрую волю, чуть-чуть согласившись нарушить ваши планы... Конечно, Вам полагается отпуск. Конечно. Конечно. Конечно. Конечно. Конечно. Конечно. Конечно. Конечно. Конечно. Я понимаю. Я понимаю. Я понимаю. Я понимаю. Я понимаю. Я понимаю. Я понимаю. Я понимаю. Я понимаю. Я понимаю. Я понимаю. Я понимаю.
ГЦБ: Я пойду покурю.
Я:
Я понимаю. Я понимаю. Я понимаю. Я понимаю. Я понимаю. Я понимаю. Я понимаю. Я понимаю. Я понимаю. Вот поэтому я и хочу вам это как-то деньгами компенси.....
Контральто:
Нет, это детский сад какой-то.... Лара, вот ты их видела, скажи мне: это взрослые люди?!
Я:Я понимаю. Я понимаю. Я понимаю. Я понимаю. Я понимаю. Я понимаю. Я понимаю. Я понимаю. Я понимаю. Я понимаю. Я понимаю. Я понимаю.
Посредник: Никто не хочет кофе?
Я:
Я понимаю. Я понимаю. Я понимаю. Я понимаю. Я понимаю. Я все прекрасно понимаю, но бывают в жизни такие моменты, и если именно сейчас... Просто не будет обеих сделок, вы понимаете, Мариночка? Я все понимаю, и вот сейчас ваше решение. Только ваше решение. Да. Я передаю ей трубку.
Контральто:
МарЫна? Ага. Понятно. Да. Да. Да. (Вешат трубку) Восьмое. Окончательно.
Я:
Мамочка.
Посредник:
Лара, ну вы даете!
Контральто:
Что вы там хотите делать?
ГЦБ:
Покрасить...
Контральто:
Это высохнет за день.
Облагораженщина:
Но мы же поделим с вами это пополам, правда??? Ведь все же нормальные люди!!! Вам только покрасить, а у нас там столько всего делать!!!
Я:
Конечно, успокойтесь.
Контральто:
Даю сто процентов, что эта МарЫна уедет раньше. Ты получишь ключи раньше, Лара!
Строитель:
Так когда освобождение?
Я:
Дайте календарь. Угу. Угу. Угу. Ну что?
ГЦБ:
Ну хрен с ним. Вот тут.
Я:
Одиннадцатого. Согласны?
Контральто: (перебивает):
А теперь о главном.
tapki

Раунд первый (бет)

РАУНД ПЕРВЫЙ БЕТ

Те же.

Контральто: :
Значицца, по поводу денег. Лара, как я поняла, хочет закрыть сделку на 145. Да, Лара?
Я (офигев от огромности суммы):
Ну да, хочу, и покончим с этим.
Контральто: :
У нас с вами речь в прошлый раз шла о 143, если я не ошибаюсь. Что вы скажете?
Строитель: :
Минуту! Минуту! Минуту! Минуту! Минуту! Минуту! Мы говорили, когда доллар был другой! Не такой доллар был, как сегодня!
ГЦБ (с интересом):
И что с того?
Контральто: :
Ну, это не разговор. Мало ли что было неделю назад. Сегодня мы находимся в сегодня. Доллар четыре один и восемьдесят семь. Это реальность. Давайте же ее учитывать.
Строитель: :
Ну неееееееет!!! Мало ли что мы там говорили в долларах!!! Думали-то мы о шекелях!!!
ГЦБ и Контральто (хором):
КТО ДУМАЛ О ШЕКЕЛЯХ?! ДА НИЧЕГО ПОДОБНОГО!!!
ГЦБ(бурчит):
Это просто ниже моего достоинства – думать о шекелях.
Я (мягко):
Милый человек, мы не думали о шекелях.
ГЦБ(ржет):
Не думай об обезьяне!!!...
Контральто: :
Ты хочешь закрыть сделку в шекелях? Пожалуйста, я тебе по сегодняшнему курсу пересчитаю.
Строитель: :
Мы говорили о долларах неделю назад, и...
Контральто: :
Ты хочешь закрыть сделку в долларах?
Строитель: :
Нет, я думал о шекелях, и...
Контральто: :
Так ты хочешь закрыть в шекелях?
Строитель: :
Ну... да.
Контральто: :
Тогда и вторую сделку надо закрыть в шекелях. Сейчас я позвоню МарЫне. (Вздрагивает) Только вот наберусь сил. (Звонит) МарЫна? Тебе все равно, в чем закрывать сделку, в долларах или в шекелях? Ну да.... Ну да.... Ну да.... Ну да.... Ну да.... (вешает трубку) Она согласна.
Строитель: :
В общем, так. Я думал о шекелях. Неделю назад в шекелях это было... (считает на калькуляторе)... Вот. В долларах это получается... (Считает на калькуляторе. Показывает.)
ГЦБ:
Скока-скока?!!!!! АЦТОЙ!!!! Все свободны. Я пошел курить.
Контральто:
Валерий, ну это несерьезно. Просто зря собрались.
Строитель: (скандирует):
МЫ ВЪЕЗЖАЕМ В КВАРТИРУ, В КОТОРУЮ НАДО ВКЛАДЫВАТЬ И ВКЛАДЫВАТЬ!!!! ТАМ МОЖНО ЕЩЕ ТЫСЯЧ НА ДВАДЦАТЬ ДОЛЛАРОВ ВЛОЖИТЬ!!!
Контральто:
Да можно и на сорок. Все зависит от желания. И что?
Строитель:
ЭТО КВАРТИРА, НА КОТОРУЮ ЕЩЕ ПРИДЕТСЯ ДЕНЬГИ ТРАТИТЬ И ТРАТИТЬ!!!!
Я:
Так поэтому она и стоит не сто шестьдесят.
(Контральто и Посредник с уважением смотрят на меня)
Облагораженщина:
Ой, как неудобно это все... Говорить о деньгах.... Мне так неприятно.... Валера, послушай...
Посредник:
Если хотите посоветоваться, вы можете выйти, мы вас подождем....
(Строитель и Облагораженщина выбегают на балкон)
ГЦБ(к Контральто):
Ну и работка у тебя.
Контральто:
Ничего... Мне нравится. Тупой немножко попался.
Я:
А я бы повесилась.
Посредник:
Лара, вы молодец.
Контральто:
Торгуйся с ним, не соглашайся!
Я:
Угу.
(Строитель и Облагораженщина возвращаются)
Строитель:
Ну вот сумма в шекелях, которую я могу дать. (Показывает калькулятор) В долларах это...
ГЦБ:
Тридцать восемь. Не пойдет.
Контральто, к нам:
Хотите посоветоваться?
ГЦБ:
Зачем? Впрочем, ладно, я курить хочу.
(Мы выходим на балкон. В комнате слышны крики: "Я думал о шекелях!", "Сегодня это сегодня!" и "Мне так неприятно говорить о деньгах!" )
ГЦБ:
Ну че?
Я:
Сто сорок или нет.
ГЦБ:
Сто сорок одна?
Я:
Хуй с ним. Сто сорок.
ГЦБ:
Давай.
(Мы отдыхаем еще минут пять, и возвращаемся)
Я:
Мы готовы продать квартиру за сто сорок тысяч долларов по сегодняшнему курсу, и ни копейкой меньше. В шекелях это получается... Пятьсот восемьдесят шесть тысяч семьсот. Ваше слово.
Облагораженщина:
Валера...
Строитель:
Ну, пятьсот восемьдесят.
Я:
Ну ладно, пятьсот девяносто.
Строитель:
Я просто хочу, чтобы было красивое число.
Я:
Я тоже.
ГЦБ:
Самое красивое число – шестьсот.
Облагораженщина:
Валера...!
Строитель:
Хорошо, пятьсот восемьдесят шесть.
Я:
Семь.
ГЦБ(мне):
Хватит торговаться.
Я:
Мне велели.
Контральто:
Все, все, все!!! Все согласны, в добрый час.

Пока в договор заносятся данные, участники тяжело смотрят друг на друга. Когда покупатели уходят, мы с ГЦБ выбегаем на балкон и начинаем истерически ржать. Я звоню Гуне, укладывающей Гошку, и отчитываюсь: "Продали. Теперь осталось купить".
tapki

Раунд второй

РАУНД ВТОРОЙ

Участвуют:
Контральто, Посредник, Я_В_Ажиотаже, ГЦБ, Доктор, МарЫна.
Языки все так же: иврит и русский вперемежку...


Доктор:
По поводу сроков я просто поразительно. Я потрясаться по поводу сроков! С меня обсуждал августа двадцать три!!!
Контральто:
Видите ли, тут такая ситуация...
Доктор:
Нет, теперь я говорить!!! Я сказать все что думать, мы так не договариваться по поводу сроков!!! Сначала речь идти про конец августа, потом я вдруг слышать вообще цифра пять!!!!! Нет, нет и нет!!!
Я (шепотом ГЦБ):
Пипец. Не покупаем.
ГЦБ (шепотом): Дай ему проораться. Это он так торгуется.
Контральто:
Мы знаем, что вам это неудобно. Поэтому мы предложили МарЫне денежную компенсацию, и она согласилась.
Доктор:
Это моя дома была не!!!
МарЫна:
Понимаете, у меня просто отпуск пропадает!!! Просто ну пропадает!!!
Доктор:
Я ка-те-го-ри-чес-ки нет! Мы говорил про двадцатое, вот и так.
Контральто:
Ой-ой. Лара, какое число мы написали? Одиннадцатое? Ну, значит все. Все, господа! Сделки не будет
(Все сидят)
МарЫна:
Понимаете, если нам надо прямо вот так в начале августа выметаться из своей квартиры...
Я:
Какая денежная компенсация вас устроит, чтобы выехать из квартиры восьмого числа, как мы договорились? Месяц съема я даю.
Контральто:
Лара вам оплатит месяц съема.
МарЫна (трагически):
Да она знает вообще, сколько это сейчас стоит – МЕСЯЦ СЪЕМА!!!
ГЦБ:
Гыыы...
Контральто:
Она оплачивает.
Доктор:
Это немыслимо!!! Так не договорить!!! Совершенно не рассчитывала наша!!!
Я:
Хотите два?
МарЫна:
Ну, раз вы так ставите вопрос, то тут должна просто быть другая цена за квартиру. Больше.
Контральто:
Хотите посоветоваться и предложить?
(МарЫна и Доктор выходят на балкон)
Контральто:
Торгуйтесь с ними! Не соглашайтесь сразу!
Посредник:
Ребята, я тут сижу смотрю, и я хочу вам сказать. Вы потрясающе себя ведете, просто потрясающе. Вы просто... (к Контральто): Я им говорю, что они потрясающе себя ведут, с таким достоинством! Так конструктивно!
Контральто:
Да Лара она вообще... Да я для нее... Это вот тут... какой-то детский сад...
(МарЫна и Доктор возвращаются)
МарЫна (торжественно):
Раз такое дело.... Мы хотим... СТО ДЕВЯНОСТО ДЕВЯТЬ ТЫСЯЧ!!!
(Мы потрясенно молчим. Дело в том, что мы-то как раз и думали, что исходная цена такова. Нас забыли предупредить, за сколько, как они думают, продают квартиру Доктор с супругой).
Контральто (нервно):
Хотите подумать?
Я:
Ага...
(Мы выходим на балкон)
ГЦБ:
Не торгуйся.
Я:
Я не могу. Она велела.
ГЦБ:
Ну... Сколько?
Я:
Пусть... Семь плюс съем?
ГЦБ:
Эх, акулы капитализма, опустили ребят... Ладно.... А то я б им и двести дал...
(Мы возвращаемся)
Я:
Мы готовы купить вашу квартиру за сто девяносто семь тысяч долларов по сегодняшнему курсу плюс семьсот долларов за месячный съем.
Контральто:
Ну как? Согласны? В добрый час!!!!

И в тишине пишется второй предварительный договор. "Купили," – рапортую я Гуньке, - "Сейчас будем."
tapki

Эпилог

ЭПИЛОГ

Итого, люди, между 8 и 11 августа я должна передислоцироваться в розово-желтый дом на углу двух цветочных улиц. Оба договора закрыты в шекелях, то есть, колебания доллара меня уже тоже не беспокоят.

Гошка еще не спала, когда в половине одиннадцатого мы вернулись домой.
- Где ты была, мама?
- Покупала нам новый дом.
- Желтый и розовый? – просияла Гошка.
- Ну да.
- У меня будет новый дом, и я покрашу стену! Я покрашу ее в розовый, и в голубой, и в зеленый, и в желтый,... - так она бормотала, засыпая.

- Ты доволен? – спросила я ГЦБ, в смысле, Илюху, когда мы выползли в полночь на балкон, по обыкновению.
- Если ты довольна.
- Я довольна.
- Тогда да.
- Первый раунд мы немного слили, но немного. Второй – немного выиграли. Но вообще, все неплохо. Только знаешь, о чем я сейчас думаю?
- Ну?
- В первый день они ведь нам показывали что попало. Ну просто такие квартиры, которые трудно очень продать. Неликвиды, правильно?
- Ну.
- Так что серьезно можно считать, что начали нам показывать что-то реальное только на второй день, правильно?
- НУ!!!! К чему ты клонишь?!
- А к тому, что первый адрес, по которому нас повели во второй день, был как раз: Харцит 46. Так что я опять, строго говоря, с четверга на пятницу, купила ПЕРВУЮ ПОКАЗАННУЮ КВАРТИРУ.