Типца Феня (ptfenix) wrote,
Типца Феня
ptfenix

Categories:

ПОТОМ: 12 - 22

12

…Мне снился бесконечный зеркальный коридор, анфилада зеркал и одинаковых комнат с зеркальными стенами… И в этих зеркалах ничего не отражалось, хотя я двигалась сквозь них, проникая в новое зазеркалье, и одна зеркальная поверхность сменяла другую. Меня не было в этих зеркалах...

13

- Ну? - спрашивал незнакомый голос. - Зиму она уже сделала хотя бы?
- Вот как раз, вашвысблистательство, - отвечал Уполномоченный.
- Что вы тянете? Нельзя побыстрее?
- Нельзя, вашвысблистательство. Должна сама.
- Что она отрабатывает?
- Чувства, вашвысблистательство.
- Бессмысленный ответ, - констатировал незнакомый голос. - Все отрабатывают чувства.
- Я имел в виду,…- Уполномоченный сделал паузу со значением.
- Ах, вон как. И вы думаете, есть шанс?
- Посмотрим, вашвысблистательство. Она старается.
- А нимб?
- Синий, вашвысблистательство. Третий ультрамарин.
- Синий? Неплохо. Дайте дело. Так. Не завидовала. Не трусила. Не сдавалась. Неплохо. Что ж так долго? Сколько там?
- Пять, вашвысблистательство.
Незнакомец закашлялся.
- ПЯЯЯЯТЬ???!!!! Рискуете, однако, почтеннейший. Не героин, так метадон. Кислое яблочко.
- А я все-таки попробую, вашвысблистательство, - упрямо проговорил Уполномоченный…

14

…Дом, которого на самом деле не было, в котором все, абсолютно все бралось из моей головы: из осознанных воспоминаний и неосознанных впечатлений, - требовал изучения.
…В нем не было часов. Никаких. Ни намека. Мне казалось, что и за окном светлело и темнело как-то произвольно, словно и не было никакого суточного цикла в этом странном месте…
…Спуститься по лестнице ниже кухни и столовой у меня не получилось. Дом не пустил. - Как это - не пустил? - А вот так. Спускаясь, я попадала все время на самую верхнюю площадку, ту, что видела со спально-гостиного этажа. Там была всего одна дверь. Запертая. Кабинетная.
Особенно потрясли меня книги. Их было много. И ни одной новой. Даже ни одного незнакомого издания. Здесь были только прочитанные мною книги. Или взятые когда-нибудь в руки, но тогда в них не было текста. В «Войне и мире" почти полностью отсутствовала пресловутая последняя часть. Собрания сочинений белели пятнами чистых листов. Море дорожных детективов раскрывались на пустых страничках в середине: я не стала мучиться и сразу заглянула в конец, чтобы узнать, кто убийца…
…Телевизор ничего не показывал, показывал видеомагнитофон. С видеокассетами - имя им легион - была точно такая же история, как с книгами….
Более пристальное изучение новой одежды из моего шкафа убедило меня, что все это я когда-то видела на витринах… Кстати, в зеркалах спальни сначала никакого отражения я не нашла. Потом оно приплыло на мое возмущенное "Эй!", лениво, на ходу меняя одеяние в соответствии с моим нынешним прикидом, хмыкнуло и встало в позу…
В тот день - если можно назвать таким словом промежуток между двумя периодами долгого сна, - я чуть с ума не сошла, пытаясь точно вспомнить, из какого уголка моей памяти извлечена каждая деталь окружающего меня мира, начиная от камина в гостиной и заканчивая столовыми ложками. Очень часто мне это удавалось, или казалось, что удалось… И тогда, случалось, детали менялись и уточнялись прямо на глазах… Я вспомнила резные дубовые стенные панели - такие были в охотничьем кабинете Аничкова Дворца, где локализовался мой детский литературный клуб, - резьба на стенах немедленно стала отчетливо-изысканной… Я вспомнила низкие торшеры над креслами - такие были в лобби одной из роскошных пражских гостиниц, где мы со Скептиком коротали времечко до открытия казино - и тут же на столике передо мною появилась пицца с креветками и шоколадный коктейль, а кресла изменили цвет обивки... Я вспомнила, что первое издание Лема, которое я держала в руках, была голубая книжка с четырьмя романами: "Эдем", "Солярис", "Непобедимый" и "Маска" - и недавно найденный на столике томик полностью видоизменился прямо у меня на глазах…

15

- Это - тюрьма? - почти безнадежно спросила я у Отражения, заглянув в зеркало и помахав книжкой. Отражение философски сидело на полу по-турецки, сложив руки и опустив голову: скучало. Услышав мой вопрос, оно, резво на сей раз, вскочило и принялось соответствовать, недовольно морщась, прежде чем до него дошел вопрос.
- Где - тюрьма? Чего - тюрьма? - испугалось Отражение.
- Тут - тюрьма?! Я сама себя заперла? Да?
- Фууууу..., - Отражение выдохнуло. - Ну тебя нафиг. Граф Монте-Кристо. Тюрьма. Но, согласись, не каторжная.
- И сколько мне дали?
- Сколько - чего?! - прищурилось Отражение. Я почесала в затылке. Оно почесало тоже.
- Если тут нет времени, - аккуратно подбирая слова, чтобы снова не облажаться, стала спрашивать я, - то как узнать, когда меня можно отсюда выпустить?
- Гы! - сказало Отражение. - Человек подходит к двери с ключом. Как Дверь может узнать, когда ей пора открыться?...
- А если ключ не подойдет?
- Ёк! - развело руками отражение.
- Но ведь ужас?
- Разве?
- Если ключ - не тот… Ужас же?
- А если за дверью не принцесса, а тигр?
- Чего? - я обалдела. - Какой тигр?
- Задачки решала в детстве? Про неправильные двери? Вот и думай иногда... Не понимаю я вообще: чего тебе тут-то плохо?...

16

…Мне - плохо? Господи, мне было до отвращения хорошо. Зима плясала или спала за окнами, камин трещал, я перечитывала давно забытые книги своего детства. Оказалось, что каждая из них почему-то ассоциируется с чем-то вкусным: "Сказка о ветре в безветренный день" - с абрикосами, "Голубые люди розовой земли" – с печеньем «хворост», а «Незнайка", представляете, с нежной кашей «толокно", видно, раненько мне его читали впервые... А уж когда наступало время обеда…

Я снова попробовала отбивную котлету на косточке, которую как-то, транзитной ночью восемьдесят шестого, подали нам с Аристократом на вильнюсском вокзале, и которую я с тех пор не уставала с изумлением вспоминать...
Я поедала красные супы-кубэ, мусаку и далму, которыми мы питались иногда в перерыв, в невероятно дешевой курдской забегаловке на Эмек Рефаим, с Ученым, в начале девяностых… - яства, давно канувшие в вечность вместе с этой забегаловкой, самой вкусной в Вечном Городе...
Я даже воскресила пышки из пышечной на Желябова, где мы с Чародеем грелись во время романтических шатаний нашей студенческой любви...

…Меня укутывали самые уютные пледы и нежили самые мягкие подушки. Самая желанная музыка звучала неизвестно откуда, когда я звала ее. Среди видеокассет, между мультфильмом «Три банана» и четырехсерийным документальным фильмом «Это - Америка», обнаружились странные, неведомо кем и неведомо как записанные, кассеты моих собственных путевых впечатлений, и я могла освежить старые свои воспоминания о весеннем дожде на Тибре и зеленой луне над каирской башней…

…Я перебирала старые украшения, очень многие вернулись ко мне. Я перебирала их вместо фотографий, и с ними возвращались смешные и нежные мелочи моих романов. Даже прабабушкино кольцо с инициалами на печатке, на которое жаловался еще Чародей: оно царапалось распаявшимся кусочком ободка… Это кольцо было переплавлено как золотой лом в горниле эмиграционно-разводных месяцев… Я и не гадала увидеть его снова…

17.
Снилось мне в то зимнее безвременье в основном море. Зеленое ласковое море ночей моей юности. Как я по-русалочьи уплываю в эту зеленую колыбель, и как взлетаю в черное небо с гребня высокой волны…

18.
…Пока откуда-то с невидимой мне крыши не стала капать сосулька.

19.
- …До чего ж у тебя фантазия убогая! Сосулька! Оспидддя, тоже мне, символико-поэтический знак! Если образования не хватает, ты б хоть великих почитал, что ли…
- И что великие? Ну что? Дрожание левой икры? Мене, текел, фарес? Тень отца Гамлета? Хвостатая звезда-полынь?
- Не ссорьтесь, собббссссно, что ж теперь делать: убыточное произведение. Ну куда деваться? Убыточное. Зима души, заколдованный дом, трали-вали семь пружин. Не переделаешь ведь.
- Ой, критиковать все могут. Что-то я не припомню ничего позитивного в вашем исполнении. Хвастайтесь! Коли можете. Вам было разрешено? Было. И как успехи? Один все время мажет везде зеленым: все у него зеленое, от моря до каирской башни!
- ….Идиот! Зеленый – это изысканно!… Это…
- Ну!
- Это…
- Ну же!
- …в конце концов…
- …Политкорректно!
- Политко…ЧТООООО?!
- Чего ты собббсссссно, лезешь на меня? Отвали, ты, влажный.
- Зеленое все кругом…Что у меня тут вам, легенда о динозавре?!
- При чем тут динозавры, я не понимаю…
- А второй сходит с ума по раннему импринтингу, и сует его в самые неожиданные места! Толокно! Это же надо же такое выкинуть?!
- Какое толокно? … Это ты придумал про толокно?! И ты еще смеешь что-то вякать?!
- Праально, так ему по кумполу! … По нимбу ему, по нимбу дай! Ибо нефиг!…

20.
Так вот, сосулька…
…Неизвестная гигантская тряпка смыла белила с заоконного холста. Звук капель и потоков заполнил эфир. Моцарт, которого я привыкла слушать с лучами редкого до сих пор солнца, вдруг приобрел джазовую оранжировку…
…Мы слушали это с Чародеем, когда мне было 17. Танцующие прикосновения сливались с этими звуками. Синестопатия осталась навсегда: я почувствовала легчайшее дуновение ласки на затылке… Но нет, это не было фантомной болью, это было… Было… Да нет, не может быть!
Я обернулась, и увидела на спинке кресла серо-голубой мохеровый шарф. Я обошла его по большому-большому кругу, как спящую гюрзу. Еще не приблизившись, я уже знала, чем он пахнет. Лавандой….
В те долгие годы, когда мы встречались с Чародеем светски и разлученно, именно этот шарф я исподтишка искала в рукавах плаща, выскользнув в темную прихожую. Я прятала лицо в запах, старый сладкий запах глупого счастья, больше мне не принадлежащего…
Сосулька упала, как флажок на шахматных часах. Дом наполнился вдруг отдаленными звуками, шорохом и ветром. Что-то надвигалось…

21.
…Знаете этот дух первого весеннего ветра над внезапно мокрой веткой ольхи? Эта тень, намек, даже не воспоминание, а призрак воспоминания вашего самого далекого предка?… Родник, горный ключ, почка весны. Та, что превращается потом в страстный зов майских гроз, когда кажется, что мир можно мять, как пластилин, и выдувать мыльным пузырем из пластмассовой игрушки, когда каждую секунду может настать новая вселенная, и ничто не слишком, привет Данилову?…
Прожив подольше, я узнала, что самое мучительное очарование майских гроз в том, что они никогда, никогда не выполняют своих посулов. Даже если удалось встретиться именно на высоком берегу грозы, даже если успелось убежать вдвоем под разверзшиеся хляби небесные… Когда-то давно так нас носило со Скифом по зеленому школьному маю, так что помню, выучила: сколько ни подставляй лицо, ничего не выйдет, ничего не останется с тобой, ибо не вечна сама эта милость божия – майская зеленая вода…
И наступает день, когда даже вспомнить трудно себя в этом аквариуме… Все понимаешь, и веры нет, а тянет все повторить… Тянет…
И первым начинает этот бесконечный тяни-толкай дух весеннего ольхового ветра…

22

…Однажды мне снилось счастье, и оно не ушло совсем с пробуждением, а стало возможностью счастья скоро, очень скоро…. Долго наслаждалась ощущением скольжения ладони по простыне. …Весенний дух выгнал меня на террасу, на холодный ветер и мокрый каменный пол – самое подходящее место для акробатических танцев босиком. Надувная собака все еще была там, там перезимовала. «Прочная,» - подумала я и решила привлечь ее в качестве партнера. Тут вспомнила, почему она раньше, еще до зимы, ассоциировалась у меня с пауком. Это был мой собственный старый домашний стишок про умытый дождем город, он заканчивался так:

…А на моем балконе, знаю,
Паук пристроился в углу,
И спит собака надувная,
И мокрый пепел на полу.


Я оглянулась в поисках паука. Паука не было.
Мокрый пепел – был.

…Скептик курил трубку. Он усаживался на балконе, под сияющим Орионом, на пластиковые стулья, сразу на два, чтобы повыше: длинные ноги ему всегда мешали, - и начинал процедуру… Вокруг него всегда было море рассыпавшегося табака, свежего и скуренного уже, превратившегося в пепел, вот в такой, и этот пепел, если не успеть его вымести, намокал под дождем…

Мне снова почудились в доме шаги и голоса, где-то хлопнула дверь, и я кинулась на лестницу.
Ничего.
Никого.
А на террасе, на политой дождем плитке - мокрый пепел.

Я вспомнила серо-голубой лавандовый шарф.
Когда это было? Давно? Недавно? Только что?…
…«Двое уже тут,» - …подумала в ужасе…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments