Типца Феня (ptfenix) wrote,
Типца Феня
ptfenix

Category:
  • Mood:

Еще один брак

Да, так вот, про браки. Теперь вы знаете, что началось все с моих троюродных брата и сестры - вот тут, кто не читал.
Спустя два года, когда мне уже было 16, названый брат мой Бух рассказал мне, что его лучший друг Максим поссорился со своей девушкой. Окончательно. И очень переживает в одиночестве.
Максимкину девушку я как-то видела. Имела представление о вкусах и пристрастиях, так сказать. Поэтому мне сразу пришла в голову одна моя подруга, как раз, с моей точки зрения, тратящая время на романы явно не стоящие. Бух с Максимом заехали ко мне, и я показала Максиму маааленькую Юлькину фотку. Он сразу сказал «Да». Почему-то меня это тогда ну просто совершенно не удивило.
Я не могла сама познакомить ее с Максимом, так как была поверенной ее очередной «большой любви» с 27-летним слесарем Металлического Завода. (Не обвиняйте в шовинизме, бывают слесаря и слесаря, у меня у самой папа слесарь). Поэтому мы стали действовать конспиративно с двух сторон.
Мне нужно было как-то отвлечь Юльку от ее слесаря, точнее, от высоких переживаний на тему их полусексуальных досугов. И я придумала вполне гениальную штуку. Как раз Юлькина мама жаловалась мне, что Юлька сильно запустила учебу (10 - выпускной - класс английской школы). Сама Юлька объясняла мне, что ее Костя - «настоящий мужчина», считает, что женщина должна сидеть дома на кухне, а не высшее образование получать… короче, «три Ка». Лень излагать общеизвестное. Тогда я сказала Юльке, что готова спорить с ней на мороженое, что элементарно сделаю из ее Кости главного надзирателя по части Юлькиной учебы, и он быстро забудет все свои принципы, потому как дурак ( я выражалась нежнее, щадя ее чуйства). Она не поверила, мы поспорили, я взяла у нее Костин телефон.
На следующий день - было солнце в январе, слесарь Костя работал во вторую смену, - я прогуляла школу и назначила ему свидание у местного пивного ларька. По телефону я разговаривала с ним с такой изысканной вежливостью, которую только в кино видела. Попросила уделить мне время, так как мне нужно поговорить с ним о важном. Ничего больше не объясняла, но подпустила такую нотку… даже не знаю, как сказать… комитетскую, что ли… В общем, я разговаривала с ним так, что дала понять: отказ на предполагается. (Шуточки, конечно, те еще: на дворе-то 1981 год…) Короче, он прискакал. Был он молодой, еще не спившийся, с успешно оконченным ПТУ, после армии, и без интеллектуальных дефектов. Это предполагалось, и это меня устраивало.
Я представилась Машей, 19 лет, студенткой МГИМО, в Питере на каникулах (под шубой имея школьную форму, на мне даже косметики не было!). Намекнула на высокую должность папы и на неофициальное поручение поговорить с ним, с Костей. И это еще что - дальше я понесла такое! Сказала, что заинтересованные органы внимательно наблюдают за выпускниками хороших английских школ, с тем, чтобы выявить заранее тех, кто впоследствии может быть полезен в работе Министерству иностранных дел. Что его подруга Юля - упаси Б-же, никто не может вмешаться в ваше светлое чувство, но ведь именно Вы старше, мудрее, и имеете влияние на девочку - давно рассматривается, как один из лучших кандидатов на дальнейшую карьеру в этой области. Что в последнее время она, видимо, от переживаний, сильно запустила учебу, и даже собственно английский язык. И что мы очень просим Костю отнестись ответственно к их с Юлей, возможно, общему будущему, и проследить, чтобы Юля успешно закончила школу, - это в его силах, и более ни в чьих. И, естественно, хранить наш разговор в строгой тайне, особенно от самой Юли.
Я говорила четко, резко, внятно, безупречно серьезно, улыбалась, как посол на приеме, упрощала формулировки, если мне казалось, что он не врубается. Не давала ему вставить слово. Никаких вопросов не задавала. Употребляла конструкцию «нам известно». Смотрела на него сверху вниз (он был выше головы на две). Прощаясь, спросила:
«Вам понятно?» - и добавила: - «Мы надеемся на Ваше благоразумие». Сняла бабушкой покойной вязанную варежку и протянула ему руку в чернилах, с обкусанными ногтями . Он ничего не заметил. Руку сделал попытку поцеловать. Отнимая руку, я просто окончательно отвязалась, и сказала что-то типа: «Что Вы, что Вы, соблюдайте конспирацию». Уверена, что он долго смотрел мне вслед, и я даже пожалела, что мне не на что поймать такси - в кармане у меня было 16 копеек.
Он поверил всему, ребята. Каждому слову.
Вечером при встрече он первым делом спросил Юльку про уроки. Она - по моему наущению - ответила крайне небрежно, в стиле «да и хрен с ним, с английским». То, что произошло дальше, обескураженная Юлька в разговоре со мной назвала милым словом «раскудахтался». Не знаю, как в точности развивались события дальше, но Костя в тот вечер от Юльки быстренько отвалил, и назавтра тоже только звонил с категорическим требованием исправить сначала не только все тройки, но и все четверки по английскому.
Неделю или две раздосадованная Юлька приставала ко мне с вопросом, какая муха укусила ее возлюбленного. Я отмалчивалась, однообразно реагируя неполиткорректной фразой: «Я ж тебе говорила, что он круглый дурак». Когда я, наконец, раскололась (ужасно жалея, что теперь зря пропадет такой спектакль), то неожиданно еще улучшила уже достигнутый результат. Юлька, услышав подробности, несколько раз обошла вокруг меня, недоверчиво изучая со всех сторон (я была в той самой шубе и в тех самых варежках), и, наконец, изрекла: «…Я не понимаю, КАК ОН МОГ в такое поверить???!!! Нельзя же, в самом деле, быть ТАКИМ идиотом????!!!!…» Начало было положено.

В общем, сволочь я, конечно. Но с другой стороны: разве я кого-то разлучала насильно?? Разве настоящее чувство могло бы рухнуть от такой ерунды??? Так что, я думаю, ничего страшного я не совершила. Включила слегка объемное зрение ошалевшей от первых петтингов десятикласснице.

Мальчишки действовали паралельно. Они уже были первокурсниками, Бух - политеха, Максим - военного училища. Увольнительные Максима были нечасты, и они старались использовать их на всю катушку. Я снабжала их точными сведениями о Юлькиных перемещениях, а задача Буха была - сначала подстроить случайное знакомство, потом организовать супер-романтическое и загадочное «преследование». Кстати, интересно, что я все время требовала, чтобы сам Бух как можно меньше попадался Юльке на глаза. Мне казалось, что он куда привлекательнее Максима: очень высокий, тонкий, светлый, - а Максим ему прямая противоположность: черноглазый, круглощекий и румяный, как кавуны на родине его предков. Значительно позже я узнала, что волновалась совершенно напрасно: Юлька, по ее словам, СРАЗУ из них двоих обратила внимание именно на Максима. Нюх у меня на это дело. Фирма веники не вяжет. Но тогда я еще не знала об этом.

Эту фазу операции я уже подзабыла, так как она для меня осталась на уровне чистых «отчетов». Все получилось, все состыковалось, слесарь Костя получил отлуп, а Максим получил девушку. (Кстати, на прощанье зловредная Юлька не преминула передать Косте привет от московской девушки Маши…) Помню, что Юлька сильно удивилась, встретившись со мной у Буха на дне рождения. На том же дне рождения эта парочка со всеми разругалась, поэтому о дальнейшей их судьбе я знаю только то, что они поженились через месяц после Юлькиного 18-летия, позже уехали в гарнизон, где Юлька работала учительницей английского, и женаты, кажется, до сих пор.
Tags: аморальное, друзья, матримониальное, мое_детство, стервозное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments