Типца Феня (ptfenix) wrote,
Типца Феня
ptfenix

Categories:
  • Mood:

Немножко аморальщинки - обещанная КАТЬКИНА СВАДЬБА



Подруга моя Катька выходила замуж в сентябре 1983 года.

Она была из очень необычной семьи. Вот тут я немного о них написала.
Сама Катька была поздним, обожаемым ребенком, и выглядела очень необычно. Узкие-узкие, покатые-покатые плечи, маленькие точеные руки и ноги, породистое лицо с аристократически вырезанными губами и носом, прекрасные серо-зеленые глаза в опушении стрельчатых и густых ресниц... При этом проблемы с кожей и неуклюжая полнота. Большинством наших простодушных молодых людей воспринималась, как девушка некрасивая.
Были у нее и некоторые характерологические особенности, описанные мной вот тут .
В сентябре 1983 ничего этого еще не было и в помине, а был Граф Антон Алексеевич Е*. Катьке было 20, а Графу 23.
***
Странный это был парень. Родом он был из маленького белорусского городка. Довольно высокий, худощавый, очень длинные ноги его делали походку напоминающей кузнечика - "коленками назад". Густые темно-каштановые волосы на большой голове луковичной формы - попкой вверх, побегом вниз. Миловидное слащавое лицо с крупными красными, всегда умильно улыбающимися губами, и кожа тонкая-тонкая, как папиросная бумага, белая-белая, нежная-нежная на ощупь.... Не спрашивайте меня, откуда я знаю, какая она на ощупь. :) Граф тоже за мной ухаживал, за мной тогда, по-моему, ухаживали абсолютно все молодые люди. :)) Граф был интересный парень. Он бодро щебетал на одиннадцати языках, разбирался в философии, лечил руками, и вполне успешно интриговал нас неким тайным оккультным знанием, бремя которого стойко нес один :). Тогда я этого еще не понимала, но на самом деле, это был чистейший тип будущего основателя "единственно верной" секты, какого-нибудь бело-голубого братства :)). И как все такие люди, начинал он в самом желудочке системы, в Высшем Военно-Политическом училище, где его ночью в курсантской разборке стукнули по голове с такой силой, что он, по его словам, заработал хронический арахноидит (это, вообще, возможно? за что купила, за то и продаю :)), и откуда был комиссован по состоянию здоровья. Потом он успел поучиться на болгарском отделении филфака универа, а в описываемый момент учился у нас на деффаке, почему-то на отделении тифлопедагогики (сразу говорю, что долго он у нас не задержался, и добавил в свой послужной список еще несколько ВУЗов).
Помимо описанных черт, Граф отличался еще чисто сектантским, морочащим голову донжуанством, и эпатирующей манерой общения. В компании нашей это знали, и старались, по возможности, избегать сложных ситуаций. Однажды, помню, в курилке люди общались с молодой благопристойной аспиранткой, ведущей у нас какой-то семинар. Появился Граф, на темно-малиновых его вельветках чуть выше колена явственно выделялось бело-желтое густое пятно. Кто-то из "непосвященных" неразумных девочек неосторожно спросил его:
- Граф, а что это у тебя такое... на штанах? - и вся компания, включая аспирантку, умолкнув, стала разглядывать его испачканную штанину - ни отвлечь, ни перевести разговор.
Мы затаили дыхание. Мы знали, на что способен Граф. Перед нами замаячил призрак факультетского скандала. Кто-то тихо застонал.
Граф опустил голову и пару бесконечных секунд рассматривал свои брюки.
- А, это-о? - наконец протянул он. - Это кра-аска....
Раздался дружный облегченный выдох из десятка пар легких. Мы решили, что пронесло. И когда некоторые из нас уже раскрыли рот, чтобы сказать что-то отвлекающее - эх, еще бы четверть секунды! - Граф, продолжая рассматривать свои штаны, с ясной улыбкой доверительно добавил:
- Многие думают, что это сперма... Но это - краска.
***
Граф был очень обаятельный человек. Общаясь с ним, мы как-то неглубоко осознавали выраженную антисоциальность его демагогической натуры. Позднее судьба надолго свела его с Региной - внучкой одного из крупных репрессированных советских военачальников, - и вместе они-таки серьезно влезли во что-то псевдохристианское. В какой-то момент просочились также слухи о его стукачестве. Но все это как-то забылось со временем, а осталось воспоминание, скажем, о первом с ним знакомстве. Как мы втроем - я с тогдашним возлюбленным Женькой и Граф - придумывали сценарий к конкурсу самодеятельности, "загорая" в пустой аудитории на столах под длинными галогеновыми лампами... Или еще воспоминание о моем 18 дне рождения... Родители тогда оставили мне квартиру на сутки... Я надела лиловое платье с корсетом и кринолином... Мой молодой человек, Лешка по прозвищу Скиф - за узкие синие глаза, - после праздненства остался у меня ночевать, это была первая настоящая ночь любви в моей жизни, тот самый "решительный этап" :)). Кроме него, ночевать остался еще крепко перепившийся Граф, он спал на диване в гостиной. Ночь, сами понимаете, была не без проблем, а в квартире был жуткий бедлам, и когда, поздним утром, мы, совершенно разбитые, наконец выползали на свет божий, я ужасалась, представляя объем работ, которые нам предстоит сейчас выполнить в рекордные сроки до приезда родителей. Каково же было наше изумление, когда в коридоре мы наткнулись на распластанного на полу Графа! В каком-то сомнамбулическом состоянии, делая два движения тряпкой в минуту, он уже домывал пол в передней, все же остальное : посуда, скатерти, мебель, остатки еды, полы в комнатах - все было приведено им во вполне приемлемый порядок....

Катька была влюблена в Графа года полтора, преданно и абсолютно безнадежно. Граф ухлестывал за красивыми девочками, мороча им головы тайнами лингвистики и чародейства. Однако настал некий момент, когда ему срочно понадобилась питерская прописка, я уже не помню подробностей. Ни одна красивая девочка так всерьез ему не обламывалась, и Граф сделал Катьке предложение.
Нельзя сказать, что она совсем не понимала, что происходит. И все же она согласилась. Не нам ее судить.

"Жениховские" три месяца Граф вел себя безобразно. Я утверждаю это не на основе слухов, а на основе своего собственного опыта. Так как я пыталась призвать его к порядку и отговорить ломать Катьке жизнь. :)) Святая наивность. И делала я это из позиции, дающей мне весьма непосредственный доступ к уговариваемому объекту, благо объект приставал ко мне беспрерывно все время нашего знакомства, если рядом не было никого, кто мог в морду дать. А отвечая на провокационный - в разгар событий - вопрос, любит ли он Катерину, объект торжественно кивал с постной физиономией. До Катьки все эти подробности тоже пытались донести разные люди, но она ничего не слышала, а если слышала, то не понимала, а если понимала, то не запоминала более чем на 10 минут. Короче, свадьба оказалась неизбежной.

Мой курс в тот сентябрь убирал морковку в совхозе Шушары. На свадьбу я удрала в Питер, прихватив с собой колхозную подружку с художественно-графического факультета. Это была девушка Галя, ростом метр восемьдесят шесть, ширококостная, дебелая, ядреная, круглолицая, с румянцем во всю большую щеку, кудрявая, совершенно невинная, и жизнерадостная до идиотизма. Поразительно, но на нее мгновенно отреагировали чуть ли не все кавалеры, видимо, утомленные субтильностью наших дам. :)) И в первую очередь - счастливый жених. Но не будем забегать вперед.

Я помню их регистрацию на Петра Лаврова. Я в вельветовом болгарском сарафане цвета хаки чинно сидела у стены на воробьяниновском стуле с гнутыми ножками, а у меня за спиной стоял мой названный брат Бух в пижонском белом костюме, высокий и тощий, словно выдавленная из тюбика паста. . Вокруг нас сидел и стоял многочисленный институтский люд, который в последние месяцы только и делал, что объяснял друг другу, насколько эта свадьба невероятна и почему в нее невозможно поверить. Над церемонией незримо витал многоголосый беззвучный крик "Не верю!". Под монотонный голос брачующей дамы напряжение в зале нарастало. Это было сходно с напряжением на трибунах стадиона, когда любимая команда начинает и развивает атаку на ворота противника. Люди приподнимались на цыпочки, стараясь ничего не упустить, впивались руками в стулья, в эмоциональном порыве сдвигая седалища в воздух... Чем ближе к концу церемонии, тем реже дышал зал, боясь пропустить главное... Произнеся "объявляю вас мужем и женой", брачующая дама едва не свалилась под кафедру, оглушенная волной дикого крика "ААААА!!!!!!" - зал весь, в едином порыве, вознес руки к небесам, сидевшие вскочили, стоявшие подпрыгнули, молодых били по плечам, как авторов решающего гола...

После регистрации молодые сели в машину и уехали в Пушкин, якобы за братом жениха. Отсутствовали они три с половиной часа, но брата не привезли, что наводит на размышления. Мы все в это время собрались в Катькиной квартире и умирали от голода. За стол, накрытый в комнате с эркером и двумя разноцветными роялями, семьдесят человек гостей садились в такой тесноте, что держали друг друга под руки при посадке. Так и ели "на брудершафт". Первую часть свадьбы я помню плохо, потому что напилась. Помню, что жених, обнимая двумя руками двух очаровательных девочек, долго не понимал, какую такую похищенную невесту ему предлагается искать. Помню, что Катька на белых шпильках бегала по крутой металлической крыше какой-то дворовой пристройки. Помню, как, сидя на мусорных баках, пили из хрустальных фужеров золотистое шампанское. Помню, как ели в ванной комнате арбузы. Ванная была маленькая, как в обычной малогабаритной квартире. В ванне, в ледяной воде, плавали бутылки и арбузы. Арбузов было всего штук пять - очень мало на такую ораву. Самые хитрые - пять ребят и четыре девушки, включая, естественно, меня :)) - с угрозой для жизни заперлись в ванной (попробуйте как-нибудь на досуге запереться в малогабаритной ванной 4 кв. метра ВДЕВЯТЕРОМ, причем ванна должна быть полна воды, и ее использовать нельзя, разве что висеть над ней, упираясь в стену, что и делали наши юноши), и, не реагируя на возмущенные стуки и стоны снаружи, тихо сожрали четыре арбуза из пяти, запивая их свежевыловленной водкой. Не счесть, сколько раз Димка Корнетов падал задницей в ледяную воду...
Помню, как сидели за столом тихие и печальные Митрохин и Корнетов, и пили за дружбу и за Мельникова...
Сейчас прервусь и расскажу про всех троих.

Мишка Митрохин тоже ухаживал за мной одно время, почти за год до описываемых событий. Он учился на производственном факультете, но вместе с нашими парнями страстно увлекался театром. Он был огромный, широкий, рыже- лопатой -бородый, и зубы в улыбающемся рту (или рте?) у него были не все - вылитый Азазело в увеличенном масштабе. Когда он впервые попытался меня обнять, я спросила его, не занимался ли он борьбой в предыдущей жизни. У меня, понимаете ли, как раз до него был кавалер - мастер спорта по вольной борьбе, так я до сих пор не уверена, что все ребра мои уцелели во время наших всего лишь прощальных лестничных объятий. (Даже подумать страшно, что было бы со мной, зайди наши отношения чуть дальше). Мишка заулыбался щербатым ртом и уверил меня, что занимался в юности только и исключительно легкой атлетикой. Я успокоилась - и напрасно. Обнаружив спустя короткое время, что наступила на те же грабли, я сообразила уточнить, КАКОЙ ИМЕННО разновидностью легкой атлетики занимался Мишка. Оказалось - метал молот :). Чего и следовало ожидать.
...С Мишкой связано у меня одно очень дорогое мне воспоминание - о том, как я ЛИЧНО призвала зиму в Питер. Это было в декабре 1982, в отвратительно холодную, бесснежную питерскую слякоть. Мы поехали тогда гулять на заледенелый, весь в тучах, грозно-ветреный залив. Отбежав метров двести от берега по голому незапорошенному льду, я, хохоча, крикнула темнеющему горизонту: "Эй, ты там! Небо, Господь, Всемирный Дух или Снежная Королева! Хватит тянуть! Пошли нам зиму, ЗИИИИМММУУУ!!! Пошли нам СНЕГ - метель, вьюгу, буран!!!!! Или слабО???? !!!" - И, на глазах у изумленного Мишки, сразу после этих слов взвыл ветер, и с залива налетел первый вьюжный залп, хлестнул мелкой крошкой нам по лицам, вынудив в некотором испуге бежать к берегу. И этот снежный ветер летел за нами три часа, сердито стуча в окна автобуса и электрички, и опередил нас, и мы нашли город уже утопающим в снегу... Мишка с тех пор стал считать меня настоящей ведьмой...
По-моему, когда я уезжала из России, Мишка был, наконец, удачно женат и размножился парочкой двойняшек... Точнее я ничего о нем не знаю...

Димка Корнетов был еще выше Мишки, и, хотя был менее широк, казался даже крупнее. Это был добродушный и наивный сибиряк, огромный бородач устрашающего вида с душой ребенка и врожденным алкоголизмом наследственного лесоруба. Он везде ходил с огромным тяжеленным дипломатом, который с диким грохотом ставил на пол в пункте назначения, и устойчиво усаживался на него верхом. Дома в Сибири мама его одна растила парализованного с детства младшего братишку, Димка старался изо всех сил помогать ей, поэтому ходил вечно и ненасытно голодным круглый год. Хорошим тоном считалось поэтому отдавать ему домашние завтраки, ему никогда ничего не предлагали, просто протягивали пакетик с сопровождающим текстом: "Дима, это ЕДЯТ". Содержимое пакетика мгновенно и благодарно уничтожалось, причем нужно было следить, чтобы Дима догадался развернуть конфеты: если этого не делалось, то, по примеру Балоуна, Димка поедал конфеты вместе с фантиками и станиолем.
После окончания института Димка, неожиданно для всех, оказался замешан в какой-то скандал по поводу жестокого обращения с детьми в одном из областных интернатов, с трудом оправдался, и, разочарованный, разуверившийся в людях, исчез полностью из моего поля зрения.

Излишне упоминать, что Мишка и Димка были ближайшие друзья. Третий в их компании был Борька Мельников. Его, как и его однокурсника, моего возлюбленного Женьки, не было на катькиной свадьбе, потому что четвертый курс в тот год уже отбыл в сентябре на выездную практику. (Я понимаю, что некоторые внимательные читатели сейчас сбились с панталыку, так как не могут понять, почему снова Женька и куда же девался Лешка :))) Тем не менее, все логично, и память меня отнюдь не подводит: сначала был Женька, потом Лешка, потом снова Женька, вот так вот. :)).) Борька Мельников, один из лучших актеров нашего факультетского театра, блистательно игравший короля в шварцевском "Голом Короле", был крохотного росточка худенький мальчик с туповатым выражением лица, глухой на одно ухо, тоже наследственный алкоголик, от Б-га одаренный гимнаст и - говорят! :) - фантастический любовник. По крайней мере, когда он женился, на факультете стоял настоящий вавилонский плач. А женился Борька спустя полтора года, весной 1984, на тоже очень страшненькой и очень талантливой девочке с литфака, родил с нею троих детей, и как-то раз, в недобрый день, повесился в запое. Но это все потом.

Извините за отступление. Итак, на катькиной свадьбе Митрохин и Корнетов пили за дружбу и за отсутствующего Мельникова. Пьяненькая я, набредя на них, села рядышком, и так расчувствовалась, что разрыдалась у Корнетова на плече с классическим криком: "Корнетов! А меня-то - ты любишь???!!". Помню, что Димка успокаивал меня долго и нежно. Он рассказывал мне, как давно понял, какой я замечательный человек, и как безмерно, на тысячу процентов, он мне доверяет в этой жизни. Я вняла увещеваниям, разулыбалась, мальчишки вставили мне розу в волосы и долго, чокаясь, кричали: "Кармен! Кармен!" Я тихо, сонно моргала.
Потом - как-то неожиданно - помню акробатические танцы. Корнетов по очереди крутил меня и миниатюрную Ириску Макарову в воздухе под залихватский канкан. Потом "повстречал" мою циклопическую подругу Галю, не смог осуществить захват и отрыв, остановился и уважительно осмотрел ее со всех сторон...

Примерно где-то на этом этапе произошли сразу две важные встречи. Меня - хоть убей не помню, как именно, - нашел военный переводчик Юрочка. А мою большую подругу Галю с изумлением обнаружил в стельку пьяный молодой супруг.

Ненагулявшаяся компания в количестве 13 душ (молодые, Галя, Димка Корнетов и мы с Юрочкой в том числе) отправилась "продолжать" на холостяцкую квартиру жениха, в такое полуподпольное студнеческое дикое общежитие на квартире "под снос". На улице я несколько протрезвела, и поэтому вторую часть помню лучше. В метро Корнетова укусила неизвестная муха. Сначала он встал на колени и долго шел таким образом, нисколько не отставая от общества, похожий на печального бородатого шимпанзе. Потом он, видимо, вспомнил акробатические танцы, и начал переворачивать женщин: подходил к кому-то из девушек, аккуратно прижимал юбку к ногам, чтобы не задиралась, переворачивал жертву "солдатиком" вниз головой и так держал некоторое время. Единственной из наших девушек, избежавшей этого мероприятия, снова оказалась Галя: на ее шее, как диковинное ожерелье, висел жених, мирно спя и благостно улыбаясь. При попытке же кого-то из гостей снять жениха с шеи посторонней дамы, оба нетрезвых участника с диким грохотом упали на пол вагона. Тут Корнетов к тому же перепутал "свою" даму с посторонней, при попытке ее перевернуть она испуганно завизжала, и мы поняли, что пора делать ноги...

В холостяцкой квартире заправлял друг жениха по кличке Якут. Пока пили и танцевали, все было ничего, но назрел момент, когда надо было укладываться спать.
Спальных мест было катастрофически мало. Молодым достался спортивный мат, двух девчонок пристроили на столе, меня Якут вызвал в коридор, и спросил, согласна ли я ночевать с Юрочкой-переводчиком на снятой диванной спинке. Я призвала на совещание самого Юрочку и воззвала к его совести:
- Вот при Якуте - дай честное слово, что ты не будешь ко мне приставать!
Мужики долго хохотали, потом слово было дадено, но, естественно, соблюдено не в полной мере. Этот Юрочка, я уже не помню его фамилию, заканчивал тогда отделение военных переводчиков и собирался отбыть по распределению в Пакистан. Хотите верьте - хотите нет: спустя несколько месяцев спорадических встреч (мне он никогда особенно не нравился) он сделал мне предложение руки, сердца и Пакистана. Честное слово, можно подумать, что он никогда не слышал о проблемах пятого пункта! :))

И вот как только мы более-менее разлеглись, обнаружилось, что бесследно исчез жених. (Сразу предлагаю особо брезгливым дальше не читать, но из песни слов не выкинешь). Мы с Якутом, зная, каждый со своей стороны, особенности графского характера лучше остальных, озаботились не на шутку. Через полчаса мы обнаружили его на чердаке с моей крупногабаритной подругой Галей: единственное, что нас успокаивало немного, была убежденность, что в таком опьянении он просто не в состоянии был бы успешно добраться до логического конца. Будучи посланы парочкой по адресу, мы убрались, но нужно было как-то успокоить Катьку! Каждые три минуты она громко спрашивала:"Где мой муж??" - и каждые три минуты я честным голосом ей отвечала: "Блюет." Еще через сорок минут она услышала голос Графа в передней и обиженно воскликнула: "Но у него же совершенно трезвый голос!" - и тут очень вовремя подал голос Якут: "Еще бы! Столько времени блевать!" - брезгливо проворчал он...

Блудный во всех смыслах молодой муж улегся подле задремавшей невесты, а Галю пристроили на длинной коридорной тумбочке. В шесть утра нам с ней надо было возвращаться в колхоз.

Похмельным утром я проснулась, выкопалась из-под Юрочки, поправила (!) на себе одежду, растолкала Галю. На улице моросил дождь. Моим плащом оказались укрыты мирно сопящие молодожены. Я обнажила их недрогнувшей рукой. Катька оказалась в брюках, а Граф почему-то без. Из карманов плаща высыпалась мелочь на проезд, и я методично обшарила молодоженов, пихая их взад-вперед и тихонько матерясь.

Галка клялась мне, что осталась девственницей. Катька с Графом прожили вместе два месяца. Что было с ними дальше, вы в общих чертах уже знаете.
Tags: для_взрослых, друзья, моя_юность, романы_разные, судьбы, типусы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments