Типца Феня (ptfenix) wrote,
Типца Феня
ptfenix

Category:

ПРО ГУНЬКУ - 6


начало тут:

Гунька одушевляет мир.
Гунька и социум.
Гунька и ее друзья.
Гунька и культура.
Гунька и фауна.


ГУНЬКИНЫ ЭМОЦИИ, ГУНЬКИНЫ ЖЕЛАНИЯ


В два с половиной года Гунька, как и полагается детям ее возраста, еще совершенно сама себя не понимала. Рефлексия - одно из самых поздних и сложных образований психики. Гунька демонстрировала аморфное эмоциональное поле - положительное или отрицательное; не могла даже различить собственные желания. Был случай, когда Гунька замечательно продемонстрировала эту свою неспособность - истомленная долгим ожиданием в поликлинике, обратилась к матери:
- Мамуля! Я очень хочу что-нибудь!



На трехлетие семья хотела купить Гуньке какого-нибудь большого мягкого зверя. Присмотрели двух кандидатов. Затем мать спросила у самой Гуни:
- Гунь, кого ты больше хочешь: слона или обезьяну?
Гуня ответила:
- Слона. И обезьяну.
- Так обезьяну или слона? Выбери кого-то одного.
- Обезьяну, мама. И слона.
Мать занервничала:
- Так кого из них ты больше хочешь, Гуня?
- Я, мам, хочу слона. И обезьяну очень хочу.
Короче, купили слона: мать всегда больше любила слонов.

В четыре года гунькины желания все еще выглядели несколько размыто:
- Бабуль, у меня есть вопрос. Купи мне, пожалуйста, какую-нибудь игрушку, только не маленькую, а большую.

В четыре с половиной ребенок начал выражаться несколько более конкретно:
- Мама, если можно, когда-нибудь, купи мне питу и покатай на паровозе.

А незадолго до своего пятого дня рождения Гунька облюбовала под бабушкиным письменным столом место и устроила себе "норку" ( в тот период она была мышью). Гунька натащила в нору всякой всячины и обустроилась со всеми удобствами. Однако бабушка была сильно недовольна: она фактически лишилась рабочего места. Проблему попытались решить так: поскольку приближался гунин день рождения, папа приобрел складной домик, а бабушка согласилаась потерпеть еще несколько дней. Вечером Гунька произносила речи:
- Мне так нравится моя нора! Всем-всем на свете ее покажу!
Мама решила произвести артподготовку:
- Гуня, у меня есть предчувствие, что твоя нора тебе скоро не понадобится.
Непонимающий возмущенный взгляд.
- Вот смотри, мы раньше жили в другом доме, а теперь переехали в этот дом, получше. Тебе же нравится этот дом?
Тут Гуня мотает головой, стряхивая наваждение, и стойко - демонстрируя, что ни одурачить, но отвлечь ее не удастся - самовыражается:
- Нет!!! Больше всего на свете мне нравится делать НОРЫ !
Психолог бы сказал, что это уже качественно новая стадия развития эмоционально-волевой сферы.

Тридцатимесячная Гунька уже знала разные глаголы, обозначающие варианты чувствования: "любить", "радоваться", "бояться"; но еще долго эти глаголы ничем не отличались в Гунькином восприятии от обычных волевых действий:
- Я это люблю!
Я это съем!
Я это очень люблю!
Я это очень съем! (И съела).

Многим родителям, вероятно, знакомы диалоги с детьми типа:
- Гуня, ты меня любишь?
- Нет, я телевизор смотрю.
Гунька могла с хохотом вбежать в комнату и честно предложить:
- Мамуль! Давай радоваться!



Надо сказать, что осознание разницы между чувством и действием длилось у Гуньки долго. Еще в четыре года она приносила матери книжки с нарисованными ведьмами и колдунами:
- Мам, хочешь побояться? смотри, как страшно.

Даже в четыре с половиной года Гунька еще была уверена, что чувство непременно связано с каким-то конкретным действием, как радость, например, связана с улыбкой:
- Почему ослик Иа расстраивается, что потерял хвост?
Несколько озадаченный отец:
- Ну... любит он его...
- Любит? Он что его, целует по утрам?

Другим интересным процессом, который можно было у Гуньки наблюдать, был поиск средств выражения своих эмоций. В два с половиной года ребенок испытал никем не спровоцированный приступ любви к маме:
- Ты мой...мамуля...один!!

В три с половиной года Гунька уже могла формулировать чувства и желания с гораздо большей точностью и изяществом:
- Гунь, идем в сад, ты не возражаешь?
- Я не возражаю, мамуля! Я возражаю только когда ты нету долго!

Тогда Гунька считала обязательным эмоциональное отношение ко всему на свете:
- "Ветер, ветер, ты могуч,
ты гоняешь стаи туч, " -
и, прервав саму себя, требовательно:
- Папуля! Ты любишь стаи туч?!

В этом возрасте у Гуньки было несколько странное представление о том, как выражаются сильные чувства:
- Мама, меня Анна (нянька) больше всех любит! Она мне железные зубы показывает!

Кроме того, Гунька почему-то считала, что имеет приоритетное и эксклюзивное право на сильные чувства к родственникам:
- Это дедулин стул!
- А дедуля меня любит и разрешает мне тут сидеть, - отвечает бабушка.
- Нет! Это Я тебя люблю!

Четырехлетняя Гунька серьезно продвинулась в умении различать чувства по шкале интенсивности:
- Гуня, ты Анну любишь?
Озадаченная Гуня, после размышления:
- Не знаю, как сказать... Посередине...

В пять с половиной лет Гунька попыталась измерять интенсивность чувств в несколько неожиданных единицах:
- Мама, я так сильно тебя люблю! Я даже не могу сказать, на сколько метров!!

В пять лет Гунька испытала горечь неосуществимой мечты. У Джанни Родари есть такая маленькая сказка - "Голубой Светофор". Там светофор зажигает три голубых огня, а люди не понимают, что это знак "Путь в небо свободен". А вот если бы люди поняли его сигнал, они смогли бы летать. Гунька была потрясена:
- Мама, я так хочу летать! Больше чем тебя люблю, и папу! Так хочу!
- Ну, малыш, тут я тебе ничем не могу помочь.
Мелодраматично:
- Да... Мам... Ну почему жизнь такая?! Что есть голубой цвет...

От первого лица: после этого монолога я всерьез обеспокоилась развитием Гунькиного вкуса. Времена мелодрамы отошли...

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments