Типца Феня (ptfenix) wrote,
Типца Феня
ptfenix

Пятница и суббота

ПЯТНИЦА

Спала с двойной дозой корвалола. Пятничным утром позвонила Посреднику.

- Мы пришли к выводу, что нас интересует первая квартира, которую мы видели вчера. Та, что на нашей улице. Будьте добры, организуйте нам повторное посещение в районе одиннадцати утра. Нас будет много.
Посредник икнул – я опять обманула его предположения, - и побежал исполнять. А я позвонила Контральто, чтобы отменить встречу в девять:
- Смотри, - сказала я, - мы заинтересованы в одной из квартир. Около одиннадцати мы будем снова ее смотреть. Хрена ли нам встречаться в девять? Может быть, через два часа у нас будет окончательное решение...

Мама с папой приехали из Иерусалима. Гунька в двух экземплярах (моя дочь всегда бывает минимум в двух экземплярах) прибежала с багрута – ее тихон там через два дома. Приехали мы и Посредник.
- Ничего себе кагал! – сказал Посредник, пересчитав нас.
- Вот балкончик, - показала я снизу спрятанный в листьях балкон...
Лифт поднимал нас в два приема. Девчонки вообще побежали по лестнице. Оказалось, что лестница прячется как раз в декоративной шахте белого молочного стекла.

- Вау! – сказал папа, увидев потенциальную гунину спаленку. Потом он нашел большой балкон, и на все остальное смотрел уже мельком: мнение составил.
На большом балконе папа обнаружил Доктора.

Персонаж шестой: Доктор.
Питерец, маленького роста, седой, лет пятидесяти пяти. Говорит на ужасном иврите, как репатрианты первого года: "ани ульпан иврит катан". Работает врачом в одной из больниц. С русскими дружелюбен, с коренными израильтянами вдруг меняет манеру разговора, и начинает громко возмущенно кричать по любому поводу, полностью игнорируя спряжение глаголов.


Папа с Доктором закурили и нашли общий язык. Обеим Гунькам страшно понравилась спаленка с балкончиком. Гунька сделала попытку повалиться в экстазе на чужой диван, за что была мною морально избита на месте. Мама вошла в квартиру и сразу сказала: окна на улицу, шумно. ГЦБ пожал плечами.
- Да мы привыкли, - сказала я.
- Не так уж и шумно, - сказала из потенциальной гошкиной комнаты бабулька. – А вот квартира.... лучше не бывает!!! Куда их несет... разбогатели... коттедж хотят..., - и она расстроилась. Утешать ее бросилась МарЫна.

Персонаж седьмой: МарЫна.
Жена Доктора, медицинский работник. Небольшого роста, спортивная брюнетка лет сорока пяти с остатками стрижки. Носит тренировочные штаны. Разговаривает страшно сиплым, сорванным голосом, очень эмоционально. Постоянно перевозбуждена. С одинаковой интонацией подряд выкрикивает прямо противоположные по смыслу утверждения.


Мы с ГЦБ долго бродили и прислушивались: тебе шумно? А тебе? Потом эгоистично ухмыльнулись тому факту, что спальня наша выходит во двор, и пошли слушать приговор общественности. Мама, кроме вопроса о шуме, ничего не предъявила.
- Салон как ваш, - сказала она, - спальни нормальные, кухня интересная, балконы уютные, санузел раздельный.
- Ладно, вниз пошли, - сказала я. – Папа! Ты остаешься?!
Папа и Доктор с трудом оторвались друг от друга.
Мы спустились и встали в кружок. Я стала собирать мнения.
- Папа?
- Я за. Мне нравится, - твердо сказал папа и посмотрел вверх, на балкон.
- А почему тебе нравится?
- Уютно. Функционально.
- Мы тоже согласны, - сказали Гуньки, - Хрена ли ты ее не купила раньше?! Я бы в школу выходила за три минуты.
- Мама?
- Для вас... да, хорошая квартира.
- Ты за или против?
Это трудный вопрос для моей нерешительной внушаемой мамы. Она побледнела и сказала:
- Я... за. Да, я за.
И выдохнула: фууууух....
- Ты? – повернулась я к ГЦБ.
- ДА!!!! – заорал тот.
- Ну все. Все свободны, - сказала я, и мы с ГЦБ поехали к Контральто в офис закрывать сделку.

- Мы ее берем! – сказали мы. – Но сначала продать, - сказала я.
- Почему? – удивился ГЦБ.
- Ну потому, что ситуация, когда ты продал, но не купил, - неприятная, но ничего. Уйдешь на съем. А вот когда ты купил, но не продал, и тебе нечем платить...
- Поооонял, - сказал ГЦБ, и мы назначили продажу (я имею в виду зихрон дварим, предварительное соглашение) на семь часов вечера в воскресенье. Поскольку с покупкой мы решили не торопиться, мы назначили ее на восемь. Потом эти сроки перенеслись соответственно на восемь тридцать и девять тридцать. В основном в этом был виноват Строитель, он хотел еще раз привести на посмотр жену.

СУББОТА

Настала суббота, и жизнедеятельность везде прекратилась. Мы пикниковали, причем я в расстроенных чувствах забыла купить тарелки, и потому пришлось кушать с подносов. Меня все время подмывало говорить о нашем грядущем приобретении. ГЦБ уже не мог слышать стократно повторенное то, что вы сейчас прочли, но на пикнике я обретала все новых и новых благодарных слушателей. ГЦБ страдал только, когда мы оставались наедине.

- Нормальная квартира!!! Что ты заладила: маленькая, маленькая… 126 метров – это не маленькая!!! В Иерусалиме все так живут!!! Зажрались тут, в деревне!!! Меня беспокоит только одно: почему так дешево???? Нет ли тут подвоха??? Все ли в порядке с документами????
- Ты видел этого дядечку? – удивилась я. – Нету тут подвоха. А почему дешево… Ну маленькая она, говорю ж тебе. По модиинским меркам. Окна на улицу. Вот и все.
- Если только тут нет подвоха, - торжественно провозгласил ГЦБ, - то я АБСОЛЮТНО ДОВОЛЕН, и все правильно!!!!
Мы попробовали навести справки. Дом хвалили. Что будут строить напротив, никто не знал.
Дело шло к воскресенью.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments