Типца Феня (ptfenix) wrote,
Типца Феня
ptfenix

  • Mood:

ДОМ, или ПУТЕШЕСТВИЕ КАЗАНОВЫ

Из откопанного в старых архивах
Одна старая пьеса


ДОМ или ПУТЕШЕСТВИЕ КАЗАНОВЫ

одноактная пьеса

в подражание и продолжение пьесы М.И.Цветаевой “Приключение”


ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Князь Теней, хозяин Дома
Маргарита, его жена
Казанова, он в маске
Тени, без слов


Явление 1.

Крыльцо дома и проходящая мимо дорога. Закат. На крыльце Князь провожает солнце. В распахнутой двери Дома – свечи, Тени. К Дому по дороге подходит Казанова. Он в маске.


КАЗАНОВА:
…Спускается вечер, и, полон свеч,
Полон теней, на моем пути
Дом оказался.
Дороге – лечь,
Путнику, стало быть, войти.
(князю:)
Хозяин, любуетесь на закат?
Черную маску впустите в дом?

КНЯЗЬ
Маска, прошу тебя. Очень рад.
Передохни в Доме моем.
Имя мое – Князь Теней.
Ты, наверно, скрываешь имя.
Что ж, оставайся в маске. Но мне
Эти уловки мнятся смешными.
Путник, ты
Имя свое
Носишь давно на ясном лбу.
Входи, не бойся.
Слов лезвиё
Моих – не ранит твою судьбу.
Все тягостно в прошлом.
Для этих стен
Одну – безумные! – все носят мету.
И ты спасешься. «Забудешь и Ген…”
…И гений забудешь, и Генриэтту!



Явление 2.

Гостиная, из нее много дверей, в дверях Тени. На окнах ставни. Свечи. Появляются Казанова в маске и Князь с факелом в руке.


КНЯЗЬ:
Входи, тебе здесь будет интересно.
Под этим кровом – те, кто жить устал
И предпочел забвенье новой жизни.
Здесь тени удивительных людей,
С характером, испорченным Луною,
Пародия! – и на самих себя!
Тень Цезаря мигрень одолевает,
Тень Иоанны стала атеисткой,
Тень, что была Тамарою и Фриной,
Бубнит с утра до ночи «Житие”…
А эта тень – вон, видишь, наклонилась
Пересчитать жетоны казино,
И руки в дрожь – она была Роландом,
Она была отважным Робин Гудом,
Потом была поэтом Сирано,
Вдруг родилась совсем давно – и стала
Афранием, помощником Пилата,
Зарезавшим несчастного Иуду
(А здесь он с ним играет часто в карты).
Он здесь живет по моему совету,
Здесь тихо – без стихов, любви и крови.

КАЗАНОВА:
О Сирано! Так вот куда впотьмах
Вас завела проклятая дорога!
Неистовцу до нечестивца – взмах
И звон клинка, не знающего Б-га.
О Бержерак, под звон дуэльных шпаг
Не взмыть до постижения предела:
Неистовцу до нечестивца – шаг
По сей дороге с сердцем опустелым.
О нищий! Отряхнитесь же от крох!
Друзья готовы – по ветрАм, по кОням!
Неистовцу до нечестивца – вдох,
Наполненный дворцовым благовоньем.
О вечный! Да тому ли, кто постиг
Любовь Лилит, внимать смешным советам?
Неистовцу до нечестивца – стих,
Как женщина, отвергнутый поэтом!

Взмахивает факелом. Испуганный жалкий вскрик, Тень исчезает.

КНЯЗЬ(смеется):
Спокойней, друг! Они боятся света
И слова, возносящего, как свет.
Джакомо, я не знал, что ты поэт...

КАЗАНОВА(удрученно):
Я не поэт. Я ученик поэта,
Что был тут. Преклоняюсь с детских лет,
Любезный князь, я перед тенью этой.

КНЯЗЬ:
Оставь. Тебя я быстро развлеку.
Вот эта тень – рождалась лишь однажды,
В обличье венценосной королевы,
Но не отведала ни капли счастья.
Когда она пришла ко мне, стеная,
Я отнял жизнь, но ей оставил память.

КАЗАНОВА:
В стенах забвения? Но почему?!

КНЯЗЬ:
Скорее хмелю горькому – не грузу
Сродни воспоминания порой
О тех друзьях, кого ласкала муза,
Боялся черт и проклинал король.
Всяк убежден – в ее союзах скрытых
Едино все, все от одних начал.
Любовники, любимцы, фавориты,
Любимые – кто это различал?
Посмев постичь истории скрижали,
Те приняли заране приговор:
Всех, вознесенных ею, провожали
Не только меч, но – яд, кинжал, костер.
Она грешна – ведь приближался каждый,
Чтоб тайну в те пределы унести...
…Благодарит их, что пришли однажды,
Моля простить, что всем дала уйти.
Конечно, с ней достаточно хлопот,
Кто больше помнит – тот и больше плачет,
А слез я абсолютно не терплю.
Но Тень легко держать в повиновеньи:
Придумаешь ужасную судьбу
Какой-нибудь несчастной еретички,
Да пригрозишь еще одним рожденьем
В подобной ипостаси – тут же все
Кончается, и каждый рад исчезнуть.
…Скажи-ка, друг, а выспался ли ты?

КАЗАНОВА:
До сна ли мне? Здесь тени, карты, свечи,
Бредовые, немыслимые речи,
Кривые зеркала – а в них глаза…

КНЯЗЬ:
Мне лестен твой восторг, но я сражен
Усталостью отца и властелина:
Полночи позади. Уйду к себе.
А факел свой отдам одной особе,
Которой он единственной не страшен.
(зовет):
Марго! Настал твой час! Поди сюда.


Явление 3.

Входит Маргарита. На ней черный платок. Тень она или человек, разобрать нельзя


КАЗАНОВА:
Тень? Женщина? О б-же, как черна!

КНЯЗЬ:
Знакомься, друг мой. Вот моя жена,
И мой рассказ жена моя продолжит.
Спокойной ночи.

Передает Маргарите факел и уходит.

МАРГАРИТА:
Рада Вам служить.
О ком узнать хотели б Вы? Прошу.

КАЗАНОВА(смотрит только на Маргариту, наугад):
Вот эта тень...?

МАРГАРИТА:
О, египтянка.
Слуга царицы Клеопатры,
Потом любовь Октавиана
Недолгая. В другом рожденье
Была афинскою гетерой,
А вот как раз совсем давно
Была исчезнувшей Лолитой.
Но в светлокудрой голове
Одной великой фантазерки
Однажды стала Ариадной,
Оставленною ночью Вакху,
И – помнить не смогла Тезея.
Теперь у нас.

Казанова по прежнему пристально смотрит на Маргариту.

КАЗАНОВА:
…Забвение Ваше – благо?

МАРГАРИТА:
…Не знаю. Всяк выбирает.
Забыть не нужна отвага,
Любой не раз умирает.
Что помнили б эти тени,
Коль Князь отворил бы ставни!...
А здесь – распорядок давний:
Не ночь, а просто забвенье.

КАЗАНОВА:
Маргарита, почему Вы носите черный платок? Я хочу разглядеть, красивы ли Вы?!

Испуганные возгласы. Бьют часы.

МАРГАРИТА:
Молчите! Что Вы?!.... Бьют часы!!!
Не смейте, здесь нельзя про это.
Ход времени и луч рассвета
Качают зыбкие весы.
Забвенье – тонкая черта
Меж мертвым и живым... Поверьте,
Нас только Дом хранит от смерти
И жизни.

Пауза.

КАЗАНОВА:
…Можно наверстать
Упущенное? Кто вот это?

МАРГАРИТА:
Вот эта Тень? Один чудак, мальчишка.
Все юным умирал, так был безумен.
Любимцем был какой-то королевы,
Потом родился злым и хитрым лисом
(Он до сих пор у нас зовется - Лис),
Потом, совсем давно, он был Иудой,
Но пожелал забвенья не тогда,
А лишь когда свело с ума беднягу
Пристрастье злое к карточной игре.
Его надула мертвая старуха,
Какая-то развратная графиня,
И три ее магические карты
Загнали парня в сумасшедший дом.
Оттуда – к нам.

Пауза. Вдруг начинается музыка

КАЗАНОВА:
…Вам снятся сны?

МАРГАРИТА:
… Хотя и редко,
Но иногда:
Дрожит сиреневая ветка,
Горит звезда.
Нет, я не думаю об этом –
Звезда, Луна...
Но снится сон, по всем приметам
Во сне – весна.
…Я просыпаюсь до рассвета,
И все темно...
Мне снилось это? Было это?
Вчера – в объятиях поэта?
Потом – давно?...

КАЗАНОВА(берет ее за руку):
…Маргарита, почему Вы все время говорите “потом – давно”? Если «потом” – это значит, наоборот, недавно!

Снова испуганные возгласы. Бьют часы.

МАРГАРИТА(про себя):
Проклятье!
(вслух):
Узнаю Вас снова,
Все так же ВЫ неугомонны,
Тык нарушаете законы,
Что маска – глупость, Ка…

КАЗАНОВА(перебивает):
Ни слова!
Я постараюсь быть хорошим.
Мое инкогнито храните,
А я исправлюсь, стану строже.

МАРГАРИТА:
Вновь бьют часы. Второю нитью
Мы с миром соединены.
Щадите нас, о гость небрежный!
Старайтесь соблюдать прилежно
Заветы нашей тишины.

КАЗАНОВА:
Хранительница очага!
Но сами Вы – Вы сами – кто же?
Простите женского врага –
На Гретхен мало Вы похожи.
Вы Тень? – но Вам доступен свет,
Вы спутница моя. К тому же
Вас в княжеской постели нет
В сей миг с хозяином и мужем.
Вы...любите его?

МАРГАРИТА:
Люблю?
Не спрашивайте. Это выше.
Нельзя сказать, нельзя услышать.
Как ветер вздоха кораблю,
Любое слово будет малым.
Оставим это – я устала.

КАЗАНОВА:
Кто ж Вы?? Избавьте от сомнений!!

МАРГАРИТА(равнодушно):
Я мало помню – память Тени.
Хоть Вы и выражали недоверье,
Но Фауста подругой Я была.
Потом была какою-то цыганкой,
Драчливой и гулящей, на которой
Поэты всей подлунной помешались:
Меня убил из ревности любовник.
Потом была Наваррской королевой,
Восторженной Боккаччо ученицей,
Потом стихи писала – остров Лесбос
Мою смешную лиру приютил...
Да много было, много – не упомнишь…
Совсем давно, аж в будущем столетье,
Была хозяйкой бала Сатаны,
И им была посвящена покою.
С тех пор – одна! – я света не боюсь.
Меня не будит свет земного мира,
Зато страшна мне полная Луна,
И странные ко мне приходят мысли,
Смешные – женские… Из прошлого…. Оттуда...

КАЗАНОВА:
Вы Тень иль Женщина?! – Снимите Ваш платок!!!

Срывает с Маргариты платок и бросает оземь. Ярко вспыхивает факел. Начинают шипеть часы.

Вы – Женщина! Ваш странный муж жесток,
Он держит Вас в безумии бессветном!
Сей Дом, приют измученным и бедным,
Не должен быть тюрьмою тайной Вам!
Светает, Маргарита! Прочь же ставни!

Распахивает ставни на окне. Вопль, свечи меркнут, все Тени прячутся, исчезают.

Ну, вспомните! – Вам нет на свете равных!
Вы королева – людям, снам, словам,
И сердцу моему. И нет причины
Вам – Женщине! – отвергнуть мой поклон!
Дарю Вам мир! И ветры всех сторон!

Пауза. Маргарита молча смотрит на Казанову.

МАРГАРИТА(тихо):
….Как Вы посмели? … Я Вам не Розина….

Часы начинают бить.

КАЗАНОВА:
Марго, решайтесь! Нет у нас “потом”.
В моих глазах Вы все прочтете ясно.
Срывает маску.

МАРГАРИТА:
Оставьте, Казанова, этот тон.
Оставьте, потому что... Вы прекрасны!

Вспышка всех факелов и свеч. Слышен стон теней.

О, счастлив мир, что сердце Ваше взял!...
Но здесь навеки – сердце Маргариты.
Покиньте нас – пути для Вас открыты,
Светило поднялось на пьедестал.

За окном с гимном встает солнце. Все свечи и факелы гаснут.


Явление 4.

Казанова и Маргарита неподвижно смотрят друг на друга. Входит Князь, в его глазах угроза.


КНЯЗЬ:
Приветствую! Я снова свеж и с вами.
Мне странные виденья приходили:
Как будто бы неведомый писатель
С фамилией, похожей на названье
Величественной северной столицы,
Роман безумный сочинял, а в этом
Романе – три судьбы разбиты были,
Три сердца, хоть никто отвергнут не был.
А имена их – Дик, Ивэн, Паола…

Испытующе смотрит на жену, потом в окно.

Но утро уж! Марго! Взгляни же – утро!

МАРГАРИТА:
Да, утро. Нас покидает гость.
Пожалуйте – шляпу, шпагу, трость.
Забудьте нас, друг.

КАЗАНОВА:
Трудно.

МАРГАРИТА:
Отнюдь.
Утренний путь и ветер в грудь –
- Что ж еще? В черноте окна
Канем мы – Князь и его жена.

КАЗАНОВА:
Но путь – кольцом. Остается Дом!

МАРГАРИТА:
Нет алмазов в перстне моем.
То, что было – было во сне.
Нет стекла в заветном окне.

Разбивает окно. Ветер.

КНЯЗЬ:
…А знаете, чем кончился роман?
Она погибла. А ведь что-то было
В ней так, Марго, похоже на тебя!
На... прежнюю.

МАРГАРИТА:
Вот именно Спасибо.
Достаточно. Я всласть поумирала.
Теперь опять?

КНЯЗЬ:
И очень страшной смертью.
Марго, но, право, гостя ты пугаешь.
Он вовсе для тебя не хочет зла.

Пауза. Все смотрят на Казанову.

КАЗАНОВА(вежливо):
Я слишком живой, чтоб надолго с тенями остаться,
Спасибо, сиятельный Князь, за недолгий приют.
Но я не теряю надежды, что лет через двадцать
Устану я жить, и мы снова увидимся тут.

МАРГАРИТА:
Ах, гость, Вы забыли: для нас не проходят года,
И «лет через двадцать” – для нас это тоже сейчас.
(тихо):
“Ивэн, Дик, Паола…” Вы помните? Скройтесь из глаз!
Не встретиться нам никогда... никогда... никогда...

Дом удаляется и тает. Казанова один на дороге.



Явление 4.

Казанова идет и поет дорожную песню.


КАЗАНОВА:
Пролетай, моя жизнь-мгновенье!
Ноги есть – значит, им шагать!
Тем, что нет для него забвенья,
Казанову не испугать!
Он родится во всех столетьях,
Он пройдет по всем городам,
Нет забвенья ему на свете -
Пораженья нет никогда!
Трам-трам-трам.
“Никогда”. Какое горькое слово…
“Здесь навеки сердце Маргариты…”
Да. Трам-трам.

Уходит, задумавшись.
На просцениуме появляются Князь и Маргарита, надменные, в вечерних туалетах, смотрят ему вслед.


КНЯЗЬ(пожимает плечами):
Сумасшедший!

МАРГАРИТА:
Что с ним?

КНЯЗЬ:
Ну я же обещал ему, что он забудет свою Генриетту!

КОНЕЦ


Написано где-то в возрасте 21-23 года.
Tags: в_рифму, нетленка, проба_жанра
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment