Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

face

(no subject)

Известная история с кибиткой, налетающей в воздушной атаке на потенциального противника и стреляющей в него взрывобраздами, не нова и не уникальна. Мало ли такого было.
Я вот в детстве думала, что баргузин - это такой мужик. Ну, такая малая народность на Байкале. Ну, там, буряты, якуты, эвенки, баргузины. И у них есть лодки, похожие на бочки. Их делают из дерева под названием "омуль". Получаются омулевые бочки - лодки такие, славные кораблики. Управляются они большим-большим кормовым веслом, которое называют "вал", аналогия: карданный вал, приводной вал. Только поскольку давние времена, "пошевеливать" его надо было не механическим способом, а вручную. Короче: "Эй, гребец! Шевели давай руками, а то мы сто лет еще не приплывем никуда". :))
Ну, и что? :) Чем мне помешали мои заблуждения? :))
face

(no subject)

Когда я была... нет, не маленькая, а средненькая, где-то лет с 11-12, наверное, - у меня была такая домашняя обязанность: подписывать новогодние открытки иногородним родственникам. Вот как раз в это примерно время года, во второй половине декабря, почта тогда не так уж плохо работала, кроме того, ничего страшного не было, если открытки приходили на пару дней позже праздника.

Помните, какие они были, открытки эти? Справа адрес: куда, кому. Ниже обратный адрес. Слева внизу место для индекса – я вчера ночью полчаса вспоминала перед сном это дикое написание "электронных" цифр с диагональными палочками.... Наш индекс тоже вспомнила: 195249, такое не забудешь, столько раз рисовать пришлось... И выше индекса – крохотный клочок пустого места для стандартного текста: "Дорогие имярек, имярек, имяречка и маленький имяреченок! Сердечно поздравляем вас...."
Мне нравилось выбирать, кому какую открытку. Я любила глянцевую поверхность и тона серебряные, синие, зеленые. Что-то волшебное, игрушечное, елочное. Поменьше зайчиков, снеговиков в морковках и краснощеких деревенских снегурок. Что касается серпов с молотками и спасских башен в вихрях метели, то мама их не покупала.

Вишневским в Москву, Пейсаховичам в Ригу, Мерензонам в Минск, Перельманам в Дзержинск, Аксеновым в Душанбе, Гельманам в Сызрань, Кавицким в Красноярск, Шульманам в Днепропетровск, Беленьким в Новгород-Северский. Ейск, улица Первомайская 121, дорогие дед и баба, это я могла от своего имени.
И хотя часто мело-мело уже по всей земле этого бесконечного рассеяния, тонкая, невидимая почтовая мишура новогодних открыток связывала разбросанные по всей этой холодной земле фрагменты паззла, - те немногие, что ухитрились не потеряться раньше.
А теперь у нас электронные средства связи. У мамы вякает скайп, тихо звенят сообщения во всех телефонах. География совсем другая, хотя фамилии еще что-то кое-где у нас порой напоминают. Я под новый год проникаюсь несвойственными мне родственными чувствами и начинаю рассматривать в сети старые открытки. Только они все какие-то не такие. Как и я сама. Как и все вообще сорок лет спустя.
сайт

Предзаказы на печатную книжку - ДЕНЬГИ

Про это: https://ptfenix.livejournal.com/1439936.html
Ну в общем, граждане, такие дела.
Подсчитали-прослезились.

Сначала израильтяне.

Здесь все более или менее понятно, хотя и дорого дико. Ну, надо понимать: там чуть ли не двести цветных иллюстраций. В этих иллюстрациях собственно вся книжка и есть.
Посылка покрывает нынешний запрос даже с зазором (для меня лично :)), но один экземпляр, если вы ВСЕ согласитесь (а это сомнительно, учитывая цену), будет стоить 170 шекелей, или (для США) примерно 50 американских долларов.
Пожалуйста, ответьте каждый согласно списку в предыдущем посте (см. ссылку): подходит ли цена. Каждый отказ ПОВЫШАЕТ цену для остальных. Я сожалею, я с этого ничего не получаю, честное слово, только пару книжек для себя самой - у меня их тоже ни одной нет :(. После того, как я подсчитаю согласившихся, я снова произведу расчет, предложу... и так далее. :(

Теперь Москва и Россия.

Здесь все совсем фигово. Во-первых, к моему полному изумлению, это ДОРОЖЕ, чем в Израиль. Так вот хитров**банно у них все устроено. :( Я специально уточняла несколько раз.
Но и это не предел ужасам. Второе: ящик для посылки в Москву в полтора раза менее вместителен. Таким образом, согласно сегодняшним цифрам: просят 16 экземпляров, а в ящике только 12. Второй же ящик - это бешеная наценка сразу. :(
Я предположила, что, учитывая цену, многие уж точно откажутся от второго заказанного экземпляра. Допустим, мы придем к искомой цифре 12. Расчет: 2350 рублей за экземпляр, или примерно 38 долларов США, или 31 евро.
Если же согласившихся будет меньше 12 экземпляров, мне нужно отдельно выяснять, как это повлияет на цену. Понятно, что, учитывая единую стоимость пересылки, не уменьшит :(.
Прошу опять же весь "российский" список откликнуться и сообщить, готовы ли купить хотя бы один экземпляр.

Ну и наконец для прозевавших - это последняя возможность заказать для себя. Если добавятся израильтяне, это, возможно, снизит немного цену для всех. Будем считать.

Спасибо, жду ответов.
bassein14

Скучное пейзажное. О морях.

"Море, круглая бухта, высокий маяк, а всего непременней - полынь. А как жизнь началась - пусть и кончится так..." (с)

***
...Обычное дневное море в Ейске-городе было, скорее, бурым. Это если мы говорим про сторону Таганрогского залива. Если говорить о лимане, то эта сторона дольше держала утреннюю стальную синеву, но тем не менее, была какой-то неправильной в движении и волнении своем, словно не по-настоящему морской...
Внутри города Ейска было довольно просто достигнуть места, где залив и лиман сливались воедино. Стоило минут 20 пройти по грунтовой дорожке пляжной косы, минуя городской пляж слева, затем турбазы справа и слева (на первую из них, автотурбазу "Прибой", мы всегда ездили загорать - прямо к камням от самого ближнего, недостроенного волнореза), добраться до яхтклуба, где полоска суши между морями становилась уже совсем узенькой, и, наконец, выйти на мыс - изломанные бетонные плиты, заливаемые волнами, и множество вбитых в дно разновысоких бревен, на которых любили сидеть рыбаки, пока еще была рыба, - таков был самый кончик носа ейской суши...
Я всегда ходила по этой дорожке босиком, и почти всегда - одна. Мне нравилось долго сидеть на кончике мыса\носа, с непреходящим удивлением наблюдая столкновения водных масс и водовороты в полуморе-полулимане передо мной. Пока я была девочкой с пониженным чувством опасности, я даже купалась там, обычно в совершенном одиночестве, чертыхаясь от неудобного дна: изломанные, остро торчащие куски бетонных плит и арматуры покрывали практически везде слой мягкого песка, характерный для ейского побережья залива, или неглубокий слой ила, который я не любила на лиманских пляжах, - уже не знаю, чего там было больше...
Но и там днем море было таким же бурым.
Чтобы наблюдать настоящий цвет моря, который в городе появлялся только вечером, на закате, - стоило уехать на Должанскую косу...
В Должанке тоже сходились два моря: Азовское море и Таганрогский залив. Но до конца Должанской косы я так и не добралась никогда: она была в длину с десяток километров, и мы никогда не доезжали до конца. Это была такая полоса заросшей колючками и осокой, иногда с небольшими лужами, суши, шириной в несколько сотен метров: в начале, понятно, более широкая, и сужающаяся не очень заметно по мере продвижения вперед. По обе стороны полосы море пряталось за двухметровыми ракушечными валами, и именно вдоль этих валов с обеих сторон шла грунтовая дорожка. Если в поле зрения не было других таких "пляжников", как мы, эта дорожка оказывалась единственным в тех краях напоминанием о человеческой цивилизации. Тут не было столбов, заборов, строительного мусора, характерного для пустырей обжитой зоны. Тут не было полурассыпавшихся времянок, расчищенных автостоянок, разметки. Не было столиков, скамеек, пляжных раздевалок, волнорезов, барьеров, навезенного песка. Ничего не было человеческого рукотворного тут, сколько достанет глазу, и цвет был тоже не пляжный: пляж - это синее море и золотой песок, скажете вы и скажет большинство. А тут были: бесконечный белый с едва заметной перламутровой розовостью ракушечный вал вдоль молчаливого зеленого моря - великолепного и бескрайнего, и при этом чуть ли не самого маленького моря этого мира. Эти две вещи ну никак не увязывались у меня в голове уже тогда...
Наш дикий лагерь распаковывал свои брезенты, зонтики и помидоры с картошкой, а я, как только удавалось вырваться, пряталась где-нибудь за изгибом вала, и оставалась наедине со своими стихиями: только мерный плеск и чайки... Однажды, когда мне было 13, сидя так над зеленым морем, я придумала вот эту сказку. А записала ее только года через три. Процесс осмысления стихий шел долго...
face

Владимир Луговской. Молотову.

Был сентябрь. Уже открылись вузы.
Синий полдень небо отворил.
По всему Советскому Союзу
Молотов с народом говорил.

(рифма "вузы-союзу" рулит!)

Темная военная Европа
Затянулась тучей грозовой.
Вячеслав Михайлович! До гроба
Буду помнить ясный голос твой.

("Европа-до гроба", туды ее в качель)

Так неторопливо и спокойно
Возникали в рупорах слова.
Из подсумков вырвались обоймы,
Под броневики легла трава.

Молнией сверкнуло наступленье:
Слово сказано, и час пробил.
И великий зов освобожденья
Каждому из нас понятен был.

("зов освобожденья" - это оно звало Прибалтику захватывать. 17 сентября 1940 года)

В этом голосе все было наше:
Говор наш, Москва, житье-бытье.
Вячеслав Михайлович! Мы даже
Слышали дыхание твое.

(...и умилялись. Дурацкие ФИО у советских вождей, плохо в ритм-рифму ложатся. То ли дело: "КАЦАВ МОШЕ: МАЦАВ КАШЕ". Но хватит, давайте о романтическом. Все в сад:)

И, ломая ельничек зеленый,
Взводы танков кинулись в леса.
От Москвы до Минска в эшелонах
Пели, торопились корпуса.

("взводы танков кинулись в леса" - непредставимо, как Чапаеву квадратный трехчлен)

Слыша этот голос, смолк огромный
Материк, дыханье затая.
Вячеслав Михайлович! не громом -
Правдой поражала речь твоя.

(И чего ж он такого поразительного им сказанул?)

И тогда по всем дорогам пыльным
Птицы-кони понесли бойцов:
Черевиченко летел на Вильно,
И Еременко скликал донцов.

Гул моторизованных дивизий.
Золотых костров походный дым.
Парки графские в осенних ризах
Огласились лязгом штыковым.

(Это все ПОЛОЖИТЕЛЬНОЕ романтическое переживание, очевидно же. Гитлер еще не сделал своих ремарок.)

Лист холодный. Синяя погода.
Первые счастливые бои.
Вячеслав Михайлович! Народу
Были радостны слова твои.

(Словосочетания "счастливые бои" мне никогда не доводилось видеть. Никогда в жизни.)

Мать, услышав их, не затомится:
Виден ей порог иной земли.
Ну, прощайте, старые границы!
Мы надели шлемы и пошли!

(Про мать я вообще балдею. Чего сказать-то хотела? Захуем матери "порог иной земли", или это изячный эвфемизм того света?...)

Будут нас поить другие реки,
Страны встанут, стягами горя.
Но не позабудем мы вовеки
Полдень в середине сентября.

Все, что в черных рупорах звучало,
В картах мира оставляя след,
Верю - было, сделалось началом
Наших зрелых, мужественных лет.

(То есть, именно так они и собирались провести свои зрелые годы. Прав Резун.)

И не раз услышим мы знакомый
Среди площади иль боевый полей
Голос нашего предсовнаркома -
Твердый голос Родины моей.

(Сбился в размере. Вообще как-то двусмысленно. "Знакомый среди площади" - это как?)


Даааа.... "Я немел от сложностей личной жизни коловраток". (Даррелл)
face

(no subject)

...Новый роман Пелевина - "Священная книга оборотня" - он неплохой... По мотивам. Это все уже было: и волки, и прыжок в УРАЛ, и пятилапый пес... Я его понимаю, уж больно образ хороший. Не смог не разжевать.

И мотив у него все время один: ПОБЕГ. Знаете, бывают писатели, которые всегда пишут об одном и том же. Потому что они живут об одном и том же. О чудесном избавлении, о тайной дверце, которая позволит не тянуть эту лямку...

С самого начала: Затворник и Шестипалый улетают куда-то на юг, герой "дня бульдозериста" бежит в альтернативную жизнь шпиона, Принц - в компьютерную игру (которая его разочаровывает, кстати - вечный пелевинский подсознательный страх), Вера Павловна спасается в мире говна, которое, как ни парадоксально, выступает в качестве очистительной стихии... Оборотень Саша находит иной параллельный, звериный мир, Пустота ныряет в УРАЛ. Рекламист Татарский тоже выпрыгивает из реальности, только ВВЕРХ, туда, где невероятное могущество делает реальность податливой, как пластилин...

На свободу рвется Витя. Не любит он мир, в котором живет. Как я его понимаю...
face

(no subject)

Байка с анекдот.ру. Сразу говорю, а то еще подумает кто-то, что я присваиваю себе - меня все время норовят обвинить в плагиате. Может, я пишу как-то невнятно? ПРИСЛАЛ (а не написал) мне ее shlyapaa. Как всегда.
Collapse )
face

Про ментальность

Фри, то есть, пардон, Гефилте-Фиш навеяла :)))). Своими историями про манго и стиральный порошок.
1.
1991 - голодный, говорят, в России - год. Приятельница уезжает в Москву в командировку. Там ее подруга растит годовалого ребенка. Приятельница покупает в супере много-много сухого молока - отвезти малышу. Объясняет кассирше: В Москву родным везу. Кассирша, пробивая товар, - соседней кассирше:
- Поражаюсь, как эти русские любят сухое молоко! И зачем им в Москве сухое молоко вместо свежего?! Дикие люди, честное слово!

2.
Год где-то уже 1995, наверное. В Тель-Авиве встречаются три старинных друга. Не виделись несколько лет. Объятия, восклицания. Нужно отметить это дело.
Заходят в ближайший супер. Берут бутылку дешевой водки "Голд" и упаковку пластиковых стаканчиков. Пробивают в кассе. Выходят. Садятся на парапет парковки. Разливают. Выпивают. Выпили.
Мало - надо повторить.
Заходят в супер. Берут бутылку дешевой водки "Голд". На той же кассе, у той же кассирши - пробивают. Кассирша, сочувственно:
- Ай, разбили? Ну что ж вы так неаккуратно...