Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

face

(no subject)

Я крайне редко забываю дни рождения старых друзей. У меня дата словно "срастается" с человеком. И весь календарь потом "исчирикан" воспоминаниями о днях рождения одноклассников и ухажеров, которых уже настолько нет или далече, что вообще как марсиане. Совершенно лишняя информация, захламленный чердак. Но сегодня еще хуже. Сегодня день рождения одной дамы, и отключиться я от этого не могу. Письмо ей выглядело бы примерно так:
- Дорогая Кирочка, солнышко, у нас все нормально. Я не умерла от того приступа рака, к которому ты шесть лет назад приурочила свалить на меня выплаты своего двухсоттысячного долга, и потом от сердечных дел тоже не умерла, так что мою тебе гарантию благополучно оплачиваю я сама, а не моя семья после моей смерти. Более того, банк по просьбе адвоката отменил проценты, и осталось всего сто тысяч, как я и подписывала! Спасибо, дорогая, что выбрала такой хороший банк! И адвокат такой отличный попался, взял всего 8 тысяч вместо 12и! А такие деньги легко собрали мои друзья в ЖЖ, потому что у нас в тот момент не работал никто вообще: я из-за болезни, а муж из-за развала фирмы. С тех пор у нас, хоть и немного, но улучшилось финансовое положение, особенно учитывая, что несколько лет нам удавалось отдавать в счет твоего долга половину дочкиного пособия по инвалидности. Теперь пособие ей, правда, отменили, поэтому твой долг мы платим за счет помощи моим родителям, которым скоро 80 лет, но это не страшно, у них еще осталось немного маминых "пенсионных" денег, вот их они и тратят на квартиру. Ну что же делать, что у тебя бизнес не пошел?! Бывает. Кто-то же должен заплатить твои долги, вы же приличные соблюдающие люди. Не здоровая же ты со своим здоровым мужем, правда? Вам это не по силам. Ты очень вовремя фиктивно продала свою квартиру собственному папе. Если бы я подсуетилась, может, мне бы тоже удалось хитро отвертеться от твоего долга, но я же не предвидела! Так что за нас не беспокойся, осталось платить всего года два, не о чем говорить! Поздравляю тебя с днем рождения, котик, сколько лет мы его с тобой весело праздновали! Даже не верится, что тебе уже 48. Для меня ты всегда останешься молодой, красивой и умницей. Даже странно, что ты давно не появлялась с просьбой, как обычно, одолжить тебе денег на пару месяцев (это обычно значило "на пару лет", но кто считает!), или заплатить за что-то моей кредиткой, или вот - очередную гарантию подписать. Что же ты, солнышко, я как-то привыкла уже за двадцать-то лет нашей дружбы, сколько раз тебя выручала. Впрочем, возможно, ты, со свойственной тебе чуткостью и порядочностью, просто ждешь, пока я выплачу твой долг окончательно. Не хочешь меня нагружать, зайка моя. Ну что ты?! Мне не в тягость. Я именно затем и работала всю жизнь как ишак, под химиотерапией и из-под кислородного аппарата, чтобы в приличном состоянии поддерживать твою семью. Нам-то самим много ли надо? Желаю тебе много счастья, Кирочка-Сарочка Аврущенко-Изаксон-Райн-Липец, адрес хранится в редакции, ни в чем себе не отказывай, я уверена, что всегда найдутся люди, готовые на высшем уровне содержать тебя и твою семью. (Подпись)
orden

(no subject)

Вы думаете, с судом за того парня, в смысле, даму все, да? 90 тысяч, да?
Фиг. Банк не согласен. Сегодня были на первой встрече "примирения", которая бесплатная, а две следующие обойдутся нам в 800 долларов (нас никто не спросил, хотим ли мы, просто пригласили как факт). Идея этого "примирения" в том, чтобы УГОВОРИТЬ банк разрешить нам хотя бы 100 тысяч. А не двести. А то будем судиться дальше. Пока будем судиться, станет 400. И так далее. :((((
И я была бы рада тут написать что-то типа "пока кто-нибудь не помрет, или я или ишак или эмир". Так ведь нихрена, тут даже это не спасет. Выплачивать будут безутешные родственники.

Илюха хочет ее посадить. :((( У него душа просит. А у меня душа просит сдохнуть, так и то нельзя :((.
planet

(no subject)




Папа этого мальчика приходил сегодня в илюхину фирму. Упорство вызывает уважение и страх. Они уже сотворили чудо: в Шнайдер от них отказались, но они не сдались... ну, вы знаете: Израиль всегда собирает для своих детей,... и стало получаться! Но кризис... сокращение финансирования клиники... собранное в Израиле стало недостаточным. Теперь им не хватает на операцию. Пытаются добрать по всему миру.

Мы переведем, конечно. Может, еще кто-то хочет.
Да, и перепост... если кто рискнет френдов напрягать... приветствуется, конечно.
G_cap

НПШ

Со вчерашнего дня скандалит: требует купить лошадь. Давно мечтала о конюшне собственной, на парочку-другую лошадей. Правда, в гошином представлении, лошадь - это пони. Обычных лошадей она вблизи еще не видела.
Разъяснениям не внемлет, рыдает, звонит жаловаться на подлых родителей бабушке:
- Мама и папа говорят, что им денежки нужны на другие вещи, НО Я ХОЧУ СУУУУУС!!! (лошадь)

Папа пытался сегодня донести основы финансовой грамоты: на какие такие "другие вещи" маме с папой нужны денежки.
- Но вы же можете поработать... Заработать...Чтобы купить лошадку...
- Нет, Гош, столько мы не заработаем.
Задумалась.
- Но... если вы не можете купить мне сус.... Уляй хамор вы сможете?( возможно, сможете осла?)

За что Гошку люблю: с детства обучена искать взаимоприемлемые компромиссы :))).
tapki

Четверг

ЧЕТВЕРГ

Я спала с корвалолом. Наступило завтра. По команде посредника мы остановились на самом верху нашей собственной улицы и вошли в подъезд нарядного углового дома, проходя мимо которого, я десять лет гадаю: кто же живет в таких домах? Этот дом украшен круглой шахтой молочного стекла, он желтый и розовый, с необычной формы башенкой и балкончиками сплошь в бугенвиллях, с круглым обширным вестибюлем. Деревья возле этого дома - самые высокие, их кроны закрывают балконы второго, а иногда и третьего этажа. Это потому, что дом – один из ветеранов Модиина. Над входом я прочла фирменное клеймо: "Соломон, 1997".

Мы поднялись на лифте на второй этаж, и через крохотную прихожую с окошком вошли в не очень большой уютный салон с одной скошенной стеной, которая придавала ему странное очарование. Я сразу увидела раздвижную дверь в кухню, кухня вообще оказалась треугольной, тоже небольшой, и я стала ломать голову, какой столик можно в нее втиснуть. Что касается ГЦБ, то он почапал дальше, в сторону балкона: дверь туда обнаружилась справа от окна. Балкон опять же оказался небольшим, чуть меньше нашего, метров 7, я думаю. Что с него видно, понять удалось не сразу, потому что почти со всех сторон его обнимали кроны деревьев и бугенвилли. ГЦБ одобрительно поднял брови. Кроме шума деревьев слышалось тут еще что-то, более привычное. Я заглянула за крайнюю ветку с торца, и увидела знакомый, довольно оживленный, по модиинским меркам, перекресток и полукруглый вестибюль сверху. Дальняя от балкона улица с другой стороны еще была украшена пустырем. "Стройка скоро будет" - подумала я.
- А вы комнату-то проскочили, - сказал Посредник.
Оказалось, что непосредственно из маленькой прихожей дверь вправо ведет в прелестную квадратную спаленку с выходом на еще один, совсем крохотный, балкончик - только-только поставить два стула. Я подумала, что Гунька пришла бы в восторг, и двинулась вглубь, к другим спальням.
Первым делом нашла раздельный санузел, что тоже не везде можно увидать, и нормальных размеров служебный балкончик для стиралки. В спальне, увы, балкона не было. Окошком она выходила в тихий двор. Квадратная маленькая гардеробная, сортир с душем. Прямо напротив в коридоре было две двери в две почти одинаковые комнатки, только одна "мамат", а другая нет, то есть, должна была бы стать гошкиной. Я заглянула туда.
Я почему-то не выношу угловых детских. Это странное ощущение холода я, как видно, привезла из Питера своего детства. Кроме того, мне все время кажется, что второе окно поедает дефицитное место у стен. Хотя в Израиле эти окна делают обычно так высоко, что под ними можно что угодно втиснуть. Но я все равно не люблю угловых детских. Спальня моя - пожалуйста, салон - сколько угодно. Но в детской я предпочитаю одно окно. Тут и было одно окно. И в мамате было одно.
- Вы что, думаете, я слепая?! - сердито сказала я Посреднику. - Я прекрасно вижу, что это хорошая квартира. Только вот она маленькая. Но хорошая! Но маленькая. Но хорошая!
- А кстати. Сколько она стоит-то? - вовремя спросил ГЦБ.
Посредник заглянул в бумажку, удивился, снова заглянул в бумажку, и сообщил цену чуть ли не на 15% ниже, чем в среднем стоил весь предыдущий дрек.
"АГА"- сказали мы с петром ивановичем.
Нет, мы не охотники за дешевизной. Но. Но. Но.
- Эта вам маленькая?! Следующая еще меньше будет!!!

А вот и ничего подобного. Меня мало интересуют бумажки, я верю глазам: следующая меньше не была, она была явно больше. Как пространство, она мне понравилась вообще больше всех. Хотя я честно старалась не смотреть: это был третий этаж без лифта. Но как пройти мимо третьего, гостевого, туалета!!! Как не заметить великолепную кухню, пятнадцатиметровый салонный балкон, крохотный "курительный" балкончик в большой уютной спальне!
Питерцы, помните Пять Углов? Угу. В этой квартире, прямо под реутской горкой, окна выходили на все стороны сразу. На две или даже три пыльные улицы, а большой балкон – прямо на странной конфигурации перекресток, с другой стороны которого пыльно почивал какой-то долгострой.
- Что это там? – спросила я, стоя на балконе.
- А, это синагога, - не повышая голоса, ответил мне мужик в кипе, высаживающий хнычущего ребенка как раз возле долгостроя. – У них деньги кончились, ждут, когда появятся.
В соседней долине Хула как раз был какой-то праздник, транспорт заворачивали на обходные пути, и внизу лениво переговаривались трое полицейских.
- Ицик, а когда они закончат? – кричал один явно прямо в окно кухни.
- Еще минут сорок, наверное, - гулко отвечал ему другой, хлопая дверью балкона в спальне.
- А где Хагай? – встревоженно спрашивал третий, видимо, подтягиваясь на решетке большого салонного окна…

- Нннннет, - неуверенно сказала я, и убежала подальше от греха….

- Ну? Что там у вас третья?
- А, ну, это такая типа… Конфетка. Вы вчера повысили немного свой ценовый потолок… Ну вот, поэтому.
Мы долго-предолго ехали вниз по новехонькой долине Ха-Ела. Где-то в конце света мы, наконец, остановились. На перилах балкона висело огромное объявление «ДИРАТ ГАГ».
- Крыша?!
- Крыша, - осклабился посредник, - вы вчера обмолвились… Что нравится…
- Ну, да, - я покосилась на ГЦБ, - кому ж крыши не нравятся…
И вдохнула поглубже.

Я всегда хотела просторов:

Хочу жить просторно, стильно, светло. Чтобы по сверкающим пустым полам носилась Гошка на велосипеде. Чтобы качели на балконе. Чтобы комната-библиотека. Чтобы обеденный стол не заваливать продуктами, игрушками и документами. Чтобы у Гошки отдельная комната, и там валяются игрушки. Чтобы туалет-душ в спальне...
А если нельзя огромный дом, то пусть хотя бы квартира, примерно на 4.5-5 комнат, чтобы расселить девок по отдельным спальням, и чтобы еще чуточку оставалось...


Мечта, так сказать, о пустоте и белизне. Жизнь в бальной зале. Тут как раз я увидела, как это могло бы выглядеть.
Салон был такой просторный и такой открытый, что край его терялся где-то на границе окоема. Где-то по дальней границе этого сияющего пространства поблескивала кухня. Балкончик еще был, метров шесть. Лестница выносила наверх, где в небольшой даже не комнате, а в небольшом выгороженном пространстве – двери там не было – мы с мужем должны были бы спать. Душ, шкафы. Двери – две, одна прямо из спальни, другая от лестницы, чтобы не тревожить нас, - выводили на обзорную площадку в семь сотых гектара. Огромный стол под тентом потерялся на ней, как одинокая шашка на доске. Внизу шелестел парк. Мир спускался на запад, к морю. Синее вечернее небо намекало, что можно различить силуэты тель-авивских небоскребов.
- А в ясную погоду тут море видно, - сказал Посредник.
Увидев, как затуманиваются глазки ГЦБ, я поспешно спросила:
- А стоит это сколько?
Ответ слегка отрезвил его, но меня уже тоже засасывало. И тогда я спустилась. И попросила показать остальные спальни.
Двери прятались в одном коротком коридорчике за лестницей. Одинаковые, все рядом. Средняя – мамат. Две крайние… угловые.

«А как же просторы?» - спросила я себя.

Да. Просторы. Фиг его знает, как жить в этих просторах. Мы на крыше, Гошка внизу. И Гуня рядом со своей толпой?
Я силилась, но не могла себе вообразить. Наша жизнь не лезла в эти просторы, так же, как наш бюджет в эти деньги. Но как мне их хотелось!!!!!

- Это все, что у вас сейчас есть? – спросила я, помня о заданных сроках выезда.
- Все, - твердо сказал посредник.

Когда мы прощались, ГЦБ смотрел на меня слегка испуганно. Финансовый зуд взял верх над балкономанией, и он явно ожидал сражения за семейный кошелек. «Трудно будет убедить», - подумала я, и начала пытаться.

- Как ты понимаешь, - сказала я, - рассматриваться нами как вариант из всех шести могут только две квартиры.
- Угу, - сказал ГЦБ.
- Сегодняшние первая и последняя, - сказала я.
- Угу, - сказал ГЦБ.
«Попробую купить его на престиж»
- Выбор той или иной квартиры принципиально повлияет на сам наш образ жизни, - внушительно сказала я.
"Я хочу менять образ жизни?"
- Угу, - сказал ГЦБ.
- Последняя квартира – это переход на новый уровень, в иной социальный слой! – сказала я.
"Блин, мне это надо?!"
- Угу, - сказал ГЦБ.
- Ты напрасно думаешь, что я не понимаю, как сильно она нас напряжет финансово, - сказала я.
- Угу.
- Она просто выжмет нас досуха, как тот алкаш кота Ваську! - неожиданно для себя ужаснулась я.
"Образно. Убедительно. Слушай, ты в чем его убедить-то хочешь?"
- Угу.
- Но мы станем такими же, как все эти буржуи на крышах с зонтиками…
- Угу.
"Не вдохновляет. Попробуй снова".
- Мы станем нормальным населением этой страны.
- Угу.
- А если мы купим первую квартиру, то финансово этого почти не заметим, - опять неожиданно для себя сказала я.
- Угу.
- Но она маленькая сравнительно.
- Сравнительно, - буркнул ГЦБ со значением.
- Сравнительно, - охотно согласилась я. – А зато у нее очень хороший каблан.
- Это дорогого стоит, - сказал ГЦБ, изумленно глядя на меня. – И место очень хорошее. Но с другой стороны, а почему она такая дешевая? Что-то тут подозрительно....
- Короче. Нам есть о чем подумать.

Тут зазвенело, и в моей трубке возникло хриплое контральто Хозяйки Посреднического Бюро. Сокращенно будем называть ее Контральто.

Персонаж пятый: Контральто
Израильская бизнес-леди лет тридцати, пышногрудая, маленького роста, из одежды – брюки с бретельками и серьга в ноздре. Красивое большое лицо с чувственными и порочными чертами, гладкая прическа. Курит сигареты, говорит низким голосом с трещиной, на все категорические отказы по типу "это невозможно" отвечает: "Ве ма эфшари?" ("А что возможно?")


Я знала, чего она звонит. Я этого звонка ждала уже полдня. Она хотела надавить на меня, чтобы я продавала. Потому что хороший клиент сбежит. А куда съезжать – это будем решать позже. Как же, нашла дураков. Но мне сейчас ей еще нечего сказать было, и я увернулась.

- Не хочу я говорить про это по телефону, - сказала я ей, не дослушав очевидное. – Давай мы подскочим к тебе завтра. Тем более, что мы тут видели интересные квартиры, и может быть, за ночь как-то определимся.
- Аааа...., - сказало Контральто, - В девять? Ну ладно....

И вот мы остались определяться. Мы определялись недолго, и к половине одиннадцатого, когда туман опьянения видами с крыши рассеялся более или менее, мы решили, что та небольшая квартира, которую мы видели первой, решает все наши проблемы. Ну просто вот все.
- Надо же, - нежно сказал ГЦБ, - а я думал, ты...
- Знаю я, что ты думал, - расстроилась я, потому что думал-то правильно. Просто, стараясь выглядеть объективной, я как-то незаметно переубедила сама себя...

Позже на работе я нашла свой файл, куда еще в феврале занесла "пункты соответствия".
Я, холодея, пробежала по ним глазами (не сделала ли глупость?!), и обнаружила, что ВСЕ на месте:
4 спальни и салон – ДА.
если в одном уровне, достаточно 2 ванных, одна в нашей спальне – ДА
не карка - балкон(ы) - ДА
если выше 2 этажа – лифт – ДА
хозбалконы и подсобные помещения, прихожая есть? – хозбалкон, маленькая прихожая
лучше, чтобы была гардеробная комната - ДА
кондиционер – ДА, мини-меркази, как у нас.
лучше кухня отделенная – ДА
относительная изоляция одной из комнат, хотя бы на одном этаже – преимущество - ДА
склад и другие удобства в подъезде – плюс – подъезд шикарный, внизу в подъезде наш склад 9 метров
стоянка или гараж – наша стоянка
место в Модиине - чтобы удобно относительно автобусов – место совершенно идеальное. Тельавивский автобус останавливается через дорогу.
куда выходят окна, шум, и как с комарами и насекомыми – стоят комариные сетки, что же касается шума... то есть немного, ибо улица. Правда, это та же самая улица, на которой мы жили раньше....

Я позвонила маме. Мама была – дело было в четверг - вся в заботах о субботнем пикнике, поэтому чуть чаем не подавилась, когда я сказала ей, что прошу их приехать завтра на посмотр.
face

(no subject)

В супере на бегу схватила Гошке пестрый конструктор в прозрачной мордатой банке на ножках, накрытой красной шляпой.
С тех пор нет мне ни отдыху ни сроку.
Она его вываливает.
Я собираю.
Она вываливает.
Я собираю.
Она вываливает.
Я собираю.
А попробуйте не собирать, если он колется, а вываливает она его упорно в мое любимое кресло.
Вываливает.
Собираю.
Выва...
face

НЕДЕЛЬКА НАЧИНАЛАСЬ

Вернуться к оглавлению


« Ведомый на расстрел спрашивает конвоира:
- Какой сегодня день?
- Понедельник.
- Ни хера себе неделька начинается!»

(русский народный анекдот)

Обожаю чартерные рейсы. Летом. В Малагу. Кто-нибудь в Израиле знает, где она – эта Малага?

А, тем не менее, под крышей местного аэропорта могут легко уместиться три Бен-Гуриона. Но это мы выяснили только на обратном пути…

В без десяти шесть утра 18 июля мы покинули дом родной, подло бросив заболевающего ребенка бабушке с дедушкой, и, веселенькие такие, рванули к Бен-Гуриону. Рейс наш, первоначально назначенный на 7.10, перенесли на 8.30 неделю назад. Это должно было меня насторожить… Впрочем, ничего изменить я уже все равно не могла.

От Модиина до Бен-Гуриона десять минут полета. Только развязку на первом шоссе без конца перестраивают. Вот я ее на радостях и пролетела…

Так что до аэропорта мы весело и дружно добирались через развязку Шапиррим - направо, потом по 412 шоссе чуть ли не до самой Ор-Иегуды, снова направо до перекрестка Таясим, и оттуда, наконец, в третий раз направо по 40 дороге…

Ничего себе неделька начинается…

Естественно, ЕСТЕСТВЕННО, вбежав в аэропорт, мы выяснили, что рейс опять отложен, и самолет улетит в 10…

Совершенно неожиданно мы вляпались в таможенный досмотр. Вернее, вляпались не мы, а какой-то мужик непосредственно впереди нас. По-моему, он был чех. Или, возможно, поляк. Это мы определили по языку, на котором были написаны перетрясываемые документы. Мужику распотрошили три места и перебирали КАЖДУЮ БУМАЖКУ, проводя по ней каким-то прибором с обеих сторон. Я уж не говорю о поиске потайных карманов в трусах и галстуках. Зрелище было потрясное, я такое раньше видела только в кино. Трижды в жизни имевши дело с советской\российской таможней, в том числе однажды как эмигрантка. Представьте себе.

И вот это божественное зрелище мы созерцали еще с полчасика, пока таможенники не обратили на нас внимание и не махнули удивленно рукой (двое - одной):
- Атем яхолим лаавор, ма атем беэмет?…
(- Вы-то можете проходить, что вы в самом деле?…)

При регистрации тут же выяснилось, что мест у окна больше не осталось.
- Ма питом эйн?! – в отчаянии спросил мой муж у девочки за стойкой (его можно понять, он знал, на что я способна в таких обстоятельствах…).
- Ата ахарон, - пожала та плечами.
- Аваль тиса рак ба эсер!
- Нахон, - лукаво заулыбалась нимфа, - Аваль ата ло яхольта ладаат эт зе...
(- Почему это вдруг нет? – Ты последний. – Но рейс только в десять! – Верно, но ты не мог знать об этом раньше.)

Неделька начиналась ничего себе…

Продолжение
Вернуться к оглавлению